» » » "СИСТЕМА ПРОТИВ" И "КРАПИВИНСКИЕ ДЕТИ"

 

"СИСТЕМА ПРОТИВ" И "КРАПИВИНСКИЕ ДЕТИ"

Автор: admin от 28-08-2015, 16:00, посмотрело: 801



0

 грустные воспоминания на заданную тему

 

"СИСТЕМА ПРОТИВ" И "КРАПИВИНСКИЕ ДЕТИ"Речь в этой заметке пойдёт об отрядах "крапивинской" системы, но давайте договоримся сразу - никакой "крапивинской" системы отрядов не существует, и существовать не может.

 

Это не противоречие. Раньше в Свердловской области существовало АРДО - Ассоциация Разновозрастных Дружин и Отрядов. В неё входили те, кто считал свои отряды "крапивинскими". Именно считали. "При всём своём уважении к ВПК должен заметить, что он за 30 лет работы так и не создал какой-либо методики", - это цитата из разговора с инструктором одного из отрядов.

 

Действительно, методики нет. Есть художественные книги, есть "Каравелла" - можно прийти и посмотреть. В "Каравелле" есть дети, хорошие, "крапивинские". Можно сказать, так и хочется притаиться за дверью и накидывать на всех выходящих из отряда курточки. И провожать их домой, и по дороге вести умные беседы. И посадить на колени, ласково поглаживая по голове: "Ну что, не плачь, не всё так плохо..." Мечта педофила. Это вам не "Драконы", которые посмотрят на тебя ясными глазами и пошлют... Нет, не на три буквы, а к врачу-сексопатологу. Провериться. Но что-то я отвлёкся.

 

Итак, крапивинской системы нет, не было и, думаю, не будет. Ну и ладно. Есть (или были?) отряды, себя к этой системе причисляющие. Что их характеризовало? Любовь руководящего состава к книгам ВПК и "Каравелле", занятия юнкоровским делом, фехтованием, ну, в общем, чем-то схожим с тем, что было у ВПК, и барабанщики, даже не так. Не барабанщики, а БАРАБАНЩИКИ, как символ и носитель какой-то сверх-идеи.

 

В большинстве случаев отряды создавались людьми, к педагогике отношения не имеющими. "А попробуем!" - говорили они. И пробовали. Так родилась "система против".

 

Прошу заметить, я не утверждаю, что данную систему создал ВПК, ничего подобного, но черты этой системы, присутствующие ранее (в 80-х-90-х годах) в "Каравелле", были возведены многочисленными подражателями в ранг "государственной" политики.

 

А начиналось всё примерно так. Молодой человек или девушка, "ушибленные одиночеством" (термин Сергея Лукьяненко), решал круто переменить жизнь и стать Командором. Он (или она) создавали отряд - находили помещение, набирали детей, и вот перед ними вставало два вопроса - "что делать" и "как удержать". Ну, что делать, понятно, у ВПК написано, а как удержать - что ли почитаем того же Крапивина.

 

Так рождались постулаты "системы против".

 

1. Мы не такие, как все. Мы особенные и уникальные. Мы - надежда общества. Там, на улице, - серость и грязь, и только у нас в отряде можно быть нормальным человеком. Инаковость. Детям вдалбливали в голову, что они "другие", что они лучше и чище остальных. И дети верили.

 

2. Вы дети, вы не такие, как взрослые, вы лучше и честнее и ни в коем случае не должны стать похожими на них.


У Д. Владимирова есть повесть "Когда гаснет звезда". Там автор развил эту мысль таким образом: "Когда рождается ребенок, появляется звезда, и между ней и ребенком устанавливается особая связь. Звезда - это душа, она дает тепло и согревает его и близких. Когда ребенок гибнет или перестает мечтать, из светлого становится темным или серым, звезда гаснет. И чем меньше звезд, тем хуже мир. "Но к сказкам мы вернемся позднее. После объявления своей инаковости и возведения детства в ранг святости идёт третье заявление:

 

3. Мы уникальны, мы посланники света и должны бороться со злом, наполняющим мир.


И тут начинается деление "свой - чужой". "Свои" поддерживаются всегда, даже если они где-то не правы, они "свои". А "чужие" – это вечные противники. И не имеет значения, кто это - дамы из пионерской организации, учителя в школе или соседний отряд. Они не такие.

 

Война позволяет мобилизоваться, это очень хороший выход – когда есть враг и возможность бороться, в жизни есть смысл. О, как сладостно ощутить победу над противником. О, как это приятно - поехать на юнкоровский слет и общим "каравелловским" блоком ударить по собравшимся, втоптать их в грязь, показать, что они - ничто. Выпустить за ночь газеты на восемнадцати ватманских листах - кто еще способен на такое? Только те, кто воюет. А когда воевать не с кем, противник побежден и растоптан - найдем нового. Мы уже вошли во вкус и не можем остановиться. Так появилась КОНТР-ВТ и враг номер один – Ваня Тяглов. Бедный Ваня, он ввязался в войну, победить в которой не мог. Он ведь воевал не с людьми, а с системой - и система его раздавила.

 

"Мы не думаем о последствиях,

 Мы идем, сжигая мосты..."

 

писала Ю.Безруких в "Марше Командоров". Эти слова оказались пророческими, хотя и несколько не в том смысле - мы действительно не думали о последствиях наших поступков и не представляли, к чему это ведет. Пока не стало слишком поздно. Книги ВПК - опасное оружие в умелых руках. А люди, входящие в АРДО, были умелыми. Сейчас я общаюсь со скаутами, у меня огромное количество знакомых руководителей, но среди них нет, почти нет, людей, умеющих так умело управлять сознанием ребенка. Если посмотреть на АРДОвские фотографии прошлых лет, вы удивитесь - удивитесь такому количеству "крапивинских" детей и их широко открытыми глазами, ободранными коленками - детей, созданных для "накидывания курточек..." Почему их так много? А ведь это не загадка, а наоборот - разгадка.

 

В отрядах оставалась только определенная категория людей и отбирались дети по трем критериям (часть неосознанно):


1. Симпатичность. Ну какой крапивинист станет работать с несимпатичными детьми?


2. Неприкаянность, одинокость - легче работать с теми, у кого нет особых друзей на улице, у кого не все в порядке с семьей - тогда отряд становится домом.


3. Внушаемость. Дети гораздо внушаемей взрослых и если вы им нравитесь, они вам доверяют - вы можете им внушить все, что угодно, лучше всякого Кашпировского. И если в первых двух критериях нет ничего плохого, то третий - вещь страшная. Мы, новоиспченные командоры, уподобились Богам, создавая из податливой, как глина, детской души свою мечту. Внушая им свои мысли, идеи, взгляды на жизнь. Превращая их, пусть не в точную копию, но в подобие Тиков, Гелек Травушкиных и Братиков.

 

Ты знаешь, Братишка, нашел я в траве придорожной

Вчера барабан, и нашел клинок в ножнах.

И мне показалось, что в пятнах от крови трава.

Наверно, вчера, нет, конечно, вчера,

Ну, в общем, пойми же, Братишка, - война.

 

Какие только средства не использовались для создания нового типа детей - книги ВПК, песни (крапивинские и свои, ведь не зря большинство командоров подражали мэтру), свечки. Да, свечка была одним из самых сильных психотехнических средств. Дети садились в круг, зажигалась свеча, выключали свет и командор начинал говорить. Он мог рассказывать сказку, мог петь, мог просто беседовать с детьми о чем-то, но главная задача была создать атмосферу доверия, когда защитные блоки отключатся и внушаемость ребенка повысится. Особенно хорошо это проходило, когда командор сам верил в свои слова.

 

И они верили.

 

Есть в "крапивинской" системе такой термин - "присоединение и ведение", ввел его, кажется, Дима Лысенко, который всегда страдал любовью к классификации и красивым названиям. Суть этого метода сводится к тому, что командор сначала присоединяется к ребенку, ставя себя в "детскую" позицию, показывая, что он такой же, устанавливает дружеские (братско-отцовские?) отношения и после этого ведет за собой. В "Лунном пламени", например, дети были достаточно разобщены внутри отряда, но не разбегались, так как были намертво завязаны на командоре, а позже еще и на других инструкторах. Но шло время, дети вырастали, и из милых симпатично-беззащитных, таких "крапивинских" детей получались далеко не такие милые подростки. Ведь внушаемость - палка о двух концах, если уж ты ухитрялся сделать ребенка особо внушаемым - не удивляйся, что плодами твоей работы воспользуется кто-то еще и не с такой "благородной" целью.

 

Да, дети взрослели и начинали что-то понимать, ведь нам до них уже не было дела, мы не работаем с подростками и не "крапивинский" это возраст. Сами уже могут о себе позаботиться, а у нас новые дети, новые любимчики. Круг замкнулся.

 

Проблема старших - это проблемы, которые в 90-х годах не были решены даже в "Каравелле" - хорошо, если у выросшего, точнее, выращенного, как в зоопарке, ребенка лежит душа к работе с детьми - он станет помощником. А если нет? Подросшие дети начинают мешать, они ревнуют руководителя к новичкам, требуя того же тепла и той же любви, что была раньше, Требуя и не получая. Выход один - перевод на "свободное расписание" (появляйтесь, когда хотите, но не тогда, когда идут занятия), выпуск – до свидания. И под барабанный бой плачущий от горя (или счастья) командор пинком вышвыривает бывших детей за дверь.

 

Это проблема не только "крапивинской системы" и "Каравеллы" – так везде. Никакое детское объединение не может себе позволить работать со "стариками" - если хочет продолжать работу с детьми. Читайте "Технологию группы" Ланцберга и Кордонского. Если не хотите "бунта стариков" - от старших надо избавиться. У скаутов, например, вышедшие из скаутского возраста дети переходят просто в новый отряд и где работают с "роверами" (со старшими скаутами). Новый руководитель, новая программа - но все-таки не улица.

 

Выпуск старшей группы - это не так страшно. Не так страшно в простых объединениях, а в "крапивинской" системе это трагедия для подростка. Все, чему его учили, рушится на глазах. Любимый командор - друг, брат, отец - становится чужим и далеким и выгоняет ребенка туда, на УЛИЦУ, к врагам. И вот еще на одного "ушибленного одиночеством" становится больше. Некоторым удается адаптироваться к внешним условиям с минимумом потерь, особенно если "ушли из отряда" не одного, а целую группу, или если ребенок уже успел перерасти детские страхи и привязанности. Некоторые ломаются. И когда командоры собираются обсудить проблемы, кто-то говорит - "Помните такого-то? Спился, со шпаной связался..." "Да, жаль. А такой славный был ребенок..."

 

Блин. Да кто же его сделал таким неприкаянным, мечущимся по жизни в поисках ниши, в которую можно спрятаться от холода одиночества? Нет, не манекены и канцлеры сделали его таким. Мы.

 

И в "Каравелле" такое бывало. Не раз и не два, благо со многими общался - теперь у них все в порядке, а сначала... Не потому ли у ВПК так часто гибнут дети? Чтобы из них, не дай Бог, не выросли обычные серые, а еще хуже, одинокие и уставшие от жизни взрослые? Стоит задуматься.

Да, мы не такие, как все. Затерянные на разных островах одиночки, пытающиеся создать, отстроить разрушенные нами же мосты. Иногда это удается. Чаще нет.

 

И мы строим мосты, больше нечего делать.

Но нам по ним никуда не дойти.

И мы живем на разных островах

Я не знаю, где мой остров - но мы слишком далеки.

 

Мы - командоры. Гордые и одинокие. Бросившие вызов Вселенной и боящиеся даже себе признаться, что мы просто испуганные и разочаровавшиеся в жизни люди. Люди, которые не нашли себе места в обществе и создавшие для себя маленькие заповедники, экологические ниши, где и только где чувствуем себя НОРМАЛЬНЫМИ И НУЖНЫМИ.

 

Я командор затерянного острова,

Я командор давно забытых песен.

 

Проходит время. Часы неумолимо отсчитывают минуту за минутой. Минуты складываются в дни, года. Мы взрослеем.

 

Нет, мы не взрослеем,

Мы просто стареем...

 

Система рушится, друзья исчезают. Свердловск оказывается так далеко и в него уже не можешь летать каждый месяц как раньше, да и летать почти не к кому. Дети выросли. Командоры поняли что к чему и бросили свои отряды на произвол судьбы. Братья забыли тебя и не пишут. И вот ты один. Рядом полно людей, но они другие, они не понимают тебя и ты готов выть на луну, биться головой об стену. Ты понимаешь - то, что было раньше, - плохо, но сердцу это не объяснишь. Странная вещь одиночество. У меня есть семья. Жена, ребенку восемь месяцев. Есть отряд. Новый, совсем не "крапивинский", скаутский, хороший отряд. Нас любят другие отряды, приглашают в свои лагеря - мы умеем работать. Хорошо умеем, это привычка, оставшаяся еще со времен АРДО. Но это не то. Не та система отношений, нет особой любви - нет в отряде второго Дэмы, который мог позволить себе разбудить меня в восемь утра просто для того, чтобы пообщаться. Я уже не командор, я - скаут-мастер. В отряде подросла старшая группа - скоро им уходить и будет до слез обидно, когда мы распрощаемся - столько труда вложено в этих ребят. Но я надеюсь, что отряд не был для них зоопарком и они готовы к жизни.

 

- Слушай, а ты не голубой? - вопрос, немыслимый в "крапивинской" среде, тут считается уместным. Дети готовятся к жизни и к опасностям, которые их подстерегают.

 

"Крапивинская" система. Господи, мы только сейчас поняли, что воспитывали идеал не только "крапивнутых", но и всяческих педофилов - которые тоже очень любят детей. Симпатичных, беззащитных, с большими, широко распахнутыми глазами. Слава богу, нас эта чаша миновала. Не было в нашей системе таких. А сейчас навалом.

 

У меня много знакомых, работающих с детьми, и среди них, к сожалению, немало голубых - и как сложно порой отличить от "крапивнутых" - то же желание приласкать ребенка, посадить на коленки, погладить по голове или наоборот, ласково растрепать волосы, защитить от ветра, дождя и холода своей курткой или собой. А в глазах та же любовь, то же немое обожание. Кстати, многие из этих голубеньких еще и крапивинисты к тому же, ведь книги ВПК, как объяснял мне один из них перед тем, как получить по морде, дают такой простор для эротических фантазий.

 

А может все мы, свернутые на детях, на "крапивинских" детях, слегка голубые? Может, сидит в нас в глубине что-нибудь этакое и только и ждет, чтобы вырваться наружу? В свое время этот вопрос очень волновал меня и я ходил консультироваться к своему учителю по психологии. Он меня успокоил, и я успокою вас. Сидит. В глубине души, в самом темном закоулке, есть где-то эдакая повернутость в сексуальной ориентации. Вы сами можете этого не осознавать - но если вам нравится по-братски обнимать детей, гладить их по голове и т.д., значит, есть что-то. Недаром, в Риме, например, симпатичный мальчик стоил гораздо дороже девочки. Вот так, задумайтесь...

 

Нет, я не утверждаю, что завтра вы наброситесь на детей и начнете их насиловать. Упаси Бог. Скорей всего, эта склонность так и останется похороненной в закоулках вашего подсознания - и черт с ней. Отклонения есть у всех - и это не самое опасное, пока вы не переходите через грань, отделяющую любовь платоническую от любви физической. Но грань тонка.

 

У меня есть один знакомый, на примере которого можно посмотреть, как все происходит. Увлечение Крапивиным (это не причина, а следствие, причина внутри), начало работы с детьми - коленки, курточки, похлопывания, поглаживания, а потом резкий переход: "Я снимаю фильм, попозируй мне голым..." Что делать с таким человеком? Посадить? Фактов нет. Никто из детей не подаст заявления. Мне расскажут, а милиции нет. Избить? Били - не помогает. Убить? Извините, не наш путь.

 

Если бы это было единичное явление, тогда, пять лет назад, я пытался что-то сделать, боролся, переманивал у него детей, проводил с ними беседы... А потом был следующий знакомый, и следующий. И все они любили "крапивинских", не испорченных улицей, еще верящих улыбающимся людям, видящих в них старших братьев...

 

Кстати, для информации, имен называть не буду, но был в "Каравелле" инструктор с весьма странными наклонностями. Сейчас, слава Богу, нет. Но от повторения никто не застрахован. Если вы работаете с детьми, объясните им, что улыбающийся дяденька, пытающийся обнять ребенка, дарящий ему подарки и разыгрывающий из себя эдакого Ярослава Родина, может на поверку оказаться последней сволочью.

 

Не стесняйтесь говорить с детьми о гомосексуализме и педофилии - пусть исчезнет часть "крапивинского" очарования (как можно назвать очаровательным ребенка, который вырывается при попытке усадить его на колени, а в случае чего еще и стукнуть может...) Может, это, в какой-то мере, защитит их от всяких ублюдков.

 

Правда, есть люди, которые все равно прорвутся через все блоки. Ведь детям так хочется кого-то любить, особенно если они одиноки.Тем более, если это особые, отрядные дети. Но все это тема отдельного разговора, а педофилия все-таки не относится к "системе против" и ВПК ни в коей мере не послужит причиной ее возникновения.

 

Итак, "крапивинской системы" - нет. Никто ее не создал, и единственный "крапивинский" отряд из известных мне, - это "Каравелла". У других могут быть очень похожие атрибуты - яхты, рапиры, барабаны, любовь к книгам ВПК - но это другие отряды (например "Винджаммер" - скаутский). Ну и Бог с ней, системой. Одного боюсь, что где-то, начитавшись книг Крапивина, подростки начнут создавать отряды "по образу и подобию", не имея, как и мы когда-то, за спиной ничего, кроме энтузиазма, любви к детям, одиночества и книг Крапивина. И опять всплывет "система против" в новой, возможно еще более уродливой форме.

 

Я б в Крапивины пошел,

Пусть меня научат

 

Но все равно, отряды создаваться будут. И если вы решите работать с детьми, причем не просто с кружком, а именно с отрядом – обратите свой взор к скаутам. Там есть методики. Существуют организации, в которых, возможно, вам смогут помочь литературой и советом. Существуют курсы скаут-лидеров. Может быть, скаутская система поможет, в какой-то мере, решить вашу проблему одиночества. Только не пытайтесь изображать из себя богов и создавать удобных детей. И не ищите врагов - мир можно изменить и без оружия и войн.

 

Готовьте детей к тому, что они вырастут и тогда, может быть, смогут хоть что-то изменить. Воспитывайте не будущих неудачников и одиночек, а людей, способных добиваться успехов и радоваться жизни. Умеющих жить в этом мире, ведь если присмотреться, он не такой уж и серый.

 

Может быть дети, воспитанные вами, никогда не станут революционерами или гениями - но если они просто смогут быть счастливы и избежать ваших ошибок - это лучшая награда за работу.

 

Когда-нибудь они скажут вам спасибо.

 

На этом разрешите закончить,

P.S. Эта заметка получилась не совсем такой, как я хотел – может быть где-то сумбурной и несвязной - но я не стану ее править. Что написано, то написано. Я не ставил себе целью поделиться каким-то опытом, чему-то научить, показать какой-то путь. Просто я написал о том, что было. Это воспоминание, а не исследование проблемы "системы против" или педофилии. Это мои чувства и переживания, а не научный анализ событий. И если вам что-то непонятно, возникнут вопросы - пишите, я отвечу. Жаль, нет рядом Артура, с ним было бы легче писать. За логику у нас отвечает он, я за эмоции. И свою память.

P.P.S. Извини, Юра, не получилось "рассказа о положительном". Только правда, а правда, увы, не слишком весела. А если хочешь, чтобы я рассказал о чем-то положительном - это тоже можно. О "Лунном пламени" - его славной жизни и бесславной гибели. О командорах АРДО - как жили, во что верили, к чему стремились, как стали друзьями, "братьями" и "сестрами" - и как распались, практически перестав общаться. О самой АРДО - о сборах, лагерях, сказках. Там было много хорошего и интересного. Скажу честно, больше таких людей и таких детей я не встречал. Нам было по-настоящему тепло вместе, и, если не вдаваться в критику "системы против", забыть о ней - это было классно. Мы просто жили - мы просто жили... И распались.


Могу рассказать, как никому не известный Д. Лысенко из Киева стал командором АРДО и "Л.П.", после ухода "Каравеллы", заняло, в чем-то ее место. И как однажды все забыли имя Димы, враги стали называть его "Лысенко", а друзья "Командором", и как он, в результате, потерял многих друзей, став не человеком, но символом. Могу рассказать о Первоуральском отряде "Эспада" и об их "пятнадцатилетнем командоре" Василине. Любимице АРДО, писавшей великолепные сказки и песни. И как она пыталась "уйти через мередиан".


О многом могу рассказать, только, к сожалению, у этих историй грустный конец. Правда, может быть это я пессимист, и все не так плохо. А твое восхищение "Каравеллой" я понимаю. Только для меня "Каравелла" закончилась тогда, в начале 90-х, когда люди, которых я любил, ушли из отряда. И я не согласен, что тогда отряд "еле держался на плаву". А отряд при Егоре я тоже видел. Он мне меньше нравится.


Но дело не в том, что "Каравелла" начала 90-х и современная – это разные отряды, и во мне говорит ностальгия. Может быть, если я появлюсь там сейчас, мне понравится. Но я буду воспринимать ее как новый отряд, пусть и со старым названием. И, по-моему, мы в "Л.П." поступили честно, сменив вывеску на "Дракон". Это совсем другой отряд - не смотря на то, что руководитель один и тот же, да и до сих пор в "Драконе" есть воспитанники "Лунного Пламени". Пусть у нас похожие традиции, похожие принципы работы - но с уходом Вани и других инструкторов, с уходом старшей группы, отряд стал другим. Мы это поняли, и честно поменяли название. В "Каравелле" этого не сделали. Их право.

 

Сколько их, разных "Каравелл" было? Раньше Крапивинская, позднее Тягловская. Теперь "Каравелла" Подолинского. И ты мне скажешь, что это тот же отряд? Тогда извини, но ты не очень разбираешься в групповой психологии. Перечитай Ланцберга и Кордонского, может быть, найдешь что-то интересное. На этом действительно все.

 

"СИСТЕМА ПРОТИВ" И "КРАПИВИНСКИЕ ДЕТИ"

Категория: Наши детки / Ребенок и общество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *