» » » ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА 1701-1917

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА 1701-1917

Автор: admin от 15-08-2015, 23:16, посмотрело: 1 261



0

Во время гражданской войны поезд с кадетами остановили красные, вывели мальчишек из вагонов, построили перед поездом и расстреляли из пулеметов. Некоторые умирали легко, а некоторые плакали и молили о пощаде.

 

 

Кадетские корпуса — одно из самых значительных явлений в истории военно-учебных заведений России, да и в истории российского просвещения в целом. Они являлись первоначальной ступенью к подготовке офицеров и гражданских служащих. Значение накопленного в кадетских корпусах педагогического опыта выходит далеко за рамки чисто военной сферы, поскольку эти учебные заведения давали своим воспитанникам не только специальное военное, но и широкое гражданское образование.

Кадетами (фр. — младший, несовершеннолетний) назывались в дореволюционной Франции молодые дворяне, определявшиеся на военную службу, малолетние дети знатных фамилий до производства их в 1-й офицерский чин. Слово «кадет» происходит от уменьшительного «капдет» на гасконском наречии, производного от латинского «капителлеум», что буквально значит «маленький капитан» или «маленький глава».

В России с момента учреждения Петром I Школы математических и навигацких наук и до закрытия осенью 1920 г. последнего кадетского корпуса в разные годы в общей сложности существовало около пятидесяти кадетских корпусов или военно-учебных заведений, схожих по своей сути с кадетскими корпусами. За пределами России после революции 1917 г. в разное время функционировало до шести русских кадетских корпусов.

Когда в 1689 г. Петр I был провозглашен Императором, одной из его первоочередных задач стало создание в России постоянного войска с грамотным командным составом. Петр осознавал, что, привлекая на службу в российскую армию иностранцев и посылая молодых российских дворян для обучения военному делу за границей, он не решит полностью проблемы подготовки военных кадров для российской армии. Создание регулярной армии, вооруженной современным оружием, вызвало необходимость готовить в самой России командный состав для руководства воинскими подразделениями и частями. Петр предпринял длительное путешествие по Европе и 3 июня 1698 года он посетил кадетский корпус в городе Дрезден. Первые кадетские корпуса появились в Пруссии в 1653 г., когда великим курфюрстом учреждена первая кадетская школа для несения дворянскими детьми воинской службы. Путешествуя по заграницам Император Петр I все отчетливее понимал, что в его планах строительства русского флота ему не обойтись без помощи иностранных специалистов. Равно такие же мысли ему приходили, когда он размышлял о том, что нельзя строить флот и армию, только пользуясь услугами иноземных специалистов. Надо создавать свою Русскую школу. Увиденный в Дрездене кадетский корпус был сухопутным, а для России первоочередным было создание собственного флота, и поэтому первое учебное заведение еще не носило название кадетский корпус. 14 января 1701 г. вышел Указ «Великий государь, Царь и Великий Князь Петр Алексеевич указал Именным Своим повелением быть Математических и Навигацких, то есть мореходных хитростно наук учению».


В 1715 г. уже в Санкт-Петербурге была учреждена Морская академия или академия морской гвардии. В Проекте Морской Академии, который был представлен Петру его автором бароном Сент-Илером впервые было употреблено слово кадет, но в силу морской специфики и французского авторства звание кадет еще не было официально введено в оборот.

16 января 1712 года Пётр I основал первую русскую Военную инженерную школу. 31 января 1910 г. император Николай II повелел: «Вследствие установленной по историческим данным преемственности 2-го кадетского корпуса от учрежденной императором Петром I 16 января 1712 г.в Москве Инженерной школы, отдать Второму кадетскому корпусу старшинство со дня учреждения названной школы, то есть с 16 января 1712 года». Это означало, что Второй кадетский корпус официально стал преемником Инженерной школы.

И уже 29 июня 1731 г. был принят Указ императрицы Анны Иоанновны о создании Сухопутного шляхетского кадетского корпуса, после которого во всех официальных документах появилось слово кадет и кадетский корпус.

Таким образом, мы можем с полной исторической уверенностью сказать, что кадетские корпуса в России ведут свой временной отсчет с 1701 года.

Улица Сретенка возникла в XVI веке вдоль дороги, ведущей в Троице-Сергиев монастырь. Названа по находящемуся на его территории Сретенскому монастырю, основанному Великим князем Василием I на Кучковом поле, на месте встречи (сретения) москвичами иконы Владимирской Богоматери. В 1650-1661 годах в конце улицы построена церковь Троицы в Листах (отреставрирована, стоит и поныне). Улицу замыкала Сухарева башня, возведенная в самом конце XVII века, в которой помещалась созданная Петром I Школа математических и навигацких наук.

Императрица Анна Иоанновна (1730-1740), откликнулась на предложение президента Военной коллегии графа Б.К. Миниха и посла России в Берлине графа П.И. Ягужинского учредить в России кадетский корпус. Разработка проекта положения о корпусе была поручена графу Миниху. В основу первого устава корпуса были положены уставы Прусского и Датского кадетских корпусов.

Опираясь на опыт Дании и Пруссии, в программу обучения кадетского корпуса, наряду со специальными военными предметами, были включены основы точных, естественных и гуманитарных наук. Со времени Петровской Табели о рангах в царской России отсутствовала жесткая граница между военной и гражданской службой. Переход с военной службы на гражданскую с сохранением или даже повышением ранга не являлся чем-то особенным. Соответственно, система обучения и воспитания в кадетском корпусе создавалась с учетом этих особенностей, и круг преподаваемых там предметов был достаточно широк. В корпусе изучались «российская словесность» (язык и литература), история (в том числе история Древней Греции и Рима — курс, которой предполагал ознакомление воспитанников с произведениями древних авторов не только в современных, французских и немецких переводах, но и на латинском языке), геральдика и генеалогия. Кадеты обучались верховой езде, фехтованию, танцам, юриспруденции, новым и древним языкам. На протяжении всего времени существования кадетских корпусов курс обучения и программы периодически менялись.

К моменту учреждения кадетского корпуса в России не существовало как таковой педагогической науки, теоретических и практических разработок по преподаванию большинства предметов, определенных для изучения в кадетском корпусе. Программы обучения кадет также не существовало, учебников не было. В Петербурге нельзя было достать большинства книг и приборов, необходимых кадетам для обучения. Приходилось просить военных инженеров в Нарве, Ревеле, Риге направить в кадетский корпус книги, учебное оборудование, линейки, циркули, различную амуницию и другие предметы, необходимые для кадет. Опыта обучения одновременно гражданским и военным дисциплинам не существовало. Все приходилось делать впервые. Вот почему выстраданная в первые годы существования кадетского корпуса система обучения кадет в дальнейшем по своему значению вышла далеко за рамки этого учебного заведения и стала служить определенным эталоном для программ вновь создаваемых кадетских корпусов и других учебных заведений.

Для руководства Шляхетским корпусом кадет были учреждены должности Главного директора и Директора кадетского корпуса. Главный директор должен был осуществлять общее руководство кадетским корпусом и учебным процессом и обеспечивать связь корпуса с императрицей, проявлявшей к корпусу большой интерес, и Правительствующим сенатом, имевшим непосредственное отношение к набору кадет в корпус. Первыми Главными директорами корпуса были граф Б.К. Миних (1731), принцы Антон-Ульрих Брауншвейг-Вольфенбюттельский и Людвиг Гессен-Гомбургский (1741), князья В.А. Репнин (1745), Б.Г. Юсупов (1750), великий князь Петр Федорович (1759), граф И.И. Шувалов (1762). Первым директором корпуса был назначен генерал-майор Люберас (1731-1734).

Исследователи и историки, анализировавшие деятельность корпуса кадет в первые годы его существования, пришли к выводу, что при наличии некоторых недостатков в организации учебного процесса атмосфера товарищества, сплоченности, простота обстановки и зачастую суровый режим кадетской жизни вырабатывали цельные и стойкие характеры, укореняли в большей части воспитанников чувство чести и долга, прочно связывали их духом дружбы и взаимопомощи, сохранявшейся между товарищами после выпуска из корпуса. Каждый из них вспоминал о кадетском братстве с искренней признательностью и любовью.

Постепенно усилиями Главных директоров корпуса качество обучения и воспитания было приведено в соответствие с теми высокими требованиями, которые закладывались при его создании. К преподаванию в корпусе стали широко привлекаться профессора Академии наук и учителя с университетским образованием. Более тщательным стал отбор преподавателей и корпусных офицеров.

С первых дней своего существования корпус находился под пристальным вниманием и опекой царствующих особ России. Ни один из кадетских корпусов не подвергался внедрению такого количества новаций и столь частому корректированию учебных программ, как 1-й кадетский корпус. Каждый из властителей России стремился внести свой вклад в воспитание кадет, почитая это за высшее для них благо. Царствующие особы регулярно посещали корпус, дарили ему свои портреты, парадные мундиры, оказывали другие знаки царской милости. Директора корпуса назначались только с согласия императрицы или императора.

В январе 1798 г. Главным директором 1-го кадетского корпуса был назначен Великий князь Константин Павлович. За первые 70 лет существования 1-го кадетского корпуса из его стен было выпущено 3300 воспитанников, многие из которых добились выдающихся достижений на поприще государственной службы, науки и искусства.

К началу царствования императора Александра I (1801-1825) в России существовало четыре военно-учебных заведения для подготовки офицерских кадров. Александр I предложил дворянству подумать о создании губернских военных училищ на средства дворян. 21 марта 1805 г. появляется разработанный при непосредственном участии императора «План военного воспитания». В 1802 году в Санкт-Петербурге учреждается Пажеский корпус, который стал преемником Придворного пансионата, созданного императрицей Елизаветой Петровной. По указу от 10 октября 1802 г. Пажеский корпус становится военно-учебным заведением закрытого типа. В уставе отмечалось, что «корпус сей есть такое военное установление, где благородное юношество через воспитание приуготовляется к воинской службе строгим повиновением, совершенною подчиненностью и строгим принуждением, но добровольным выполнением должностей своих. Пажеский корпус — привилегированное учебное заведение, цель которого – доставить сыновьям заслуженных родителей, предназначенных к офицерской службе преимущественно в войсках гвардии, как общее военное образование, так и соответствующее их предназначению воспитание».

В 1810 г. Пажеский корпус был переведен в здание бывшего Воронцовского дворца, где до 1801 г. располагался Капитул Мальтийского ордена, которому покровительствовал Павел I. Этот факт чисто внешней преемственности получил неожиданное развитие в системе воспитания пажей. Белый мальтийский крест стал его официальным знаком: Мальтийские кресты были изображены на корпусном знамени, они сохранились во внутренней отделке помещений. Знак Пажеского корпуса так же был исполнен в виде Мальтийского креста. Его получали выпускники корпуса. В корпусе помимо православной церкви в память о прежних владельцах здания осталась и католическая (Мальтийская) капелла — случай беспрецедентный в истории военно-учебных заведений России. Заветы мальтийских рыцарей, выбитые на стенах капеллы, были взяты воспитанниками Пажеского корпуса в качестве моральных и этических норм. Они гласили: «Ты будешь верить всему тому, чему учит церковь», «Ты будешь относиться с уважением к слабому и сделаешься его защитником», «Ты будешь любить страну, в которой родился», «Ты не отступишь перед врагом», «Ты будешь вести с неверными постоянную и беспощадную войну», «Ты не будешь лгать и останешься верным данному слову», «Ты будешь щедр и будешь всем благотворить», «Ты везде и повсюду будешь поборником справедливости и добра против несправедливости и зла».

В 1804 г. Горное училище, образованное в октябре 1773 г. для подготовки горных инженеров, преобразуется в Горный кадетский корпус. В корпусе были приготовительный и 8 классов: четыре нижних, два средних и два верхних. Воспитанники четырех низших классов назывались кадетами, двух следующих — кондукторами, а в старших классах обучались офицеры. С момента основания Горный кадетский корпус находился в ведении Горного департамента, хотя общие правила поведения, обучения и воспитания были заимствованы из документов, разработанных для кадетских корпусов. В 1833 г. Горный кадетский корпус переименовывается в Горный институт, и корпус прекращает свое существование. Следует отметить, что далеко не все российские исследователи причисляют Горный кадетский корпус к системе кадетских корпусов, возможно, в первую очередь, это было вызвано подчиненностью корпуса Горному департаменту, а не цесаревичу Константину Павловичу, который в это время принял на себя командование кадетскими корпусами. Вместе с тем, это заведение, подготовившее сотни опытных горных инженеров, заслуживает того, чтобы его поставить в один ряд с теми военными учебными заведениями, которые были учреждены при Александре I.



В 1812 г. в Финляндии в местечке Гаапаньеми Куопиоской губернии создается Гаапаньемский Топографический Корпус, который сыграл важную роль в подготовке для российской армии военных топографов, необходимых для составления географических карт, проведения рекогносцировки местности, исследования судоходных рек и т.д. Первоначально в корпусе было 6 кадет и 10 офицеров. Через четыре года специальный характер этого заведения изменился, и с увеличением средств на его развитие оно начинает готовить молодых людей, уроженцев Финляндии, во все рода войск российской армии. В мае 1819 г. топографический корпус переводится в г. Фридрихсгамн и начинает именоваться Финляндским кадетским корпусом. По штату в нем было положено иметь 30 казенных и 30 своекоштных воспитанников. Корпус расформирован в 1903 г.

При Александре I в кадетских корпусах продолжало укрепляться военное начало, заложенное Павлом I. К этому времени, как отмечает автор одного из наиболее полных исследований истории кадетских корпусов М.С. Лалаев, в кадетских корпусах сложились коллективы образованных офицеров, набранных, главным образом, из числа выпускников тех же корпусов. Хотя большинство из них были больше строевыми офицерами, чем воспитателями. Офицеров, как отмечают кадеты, они видели редко. Ротный командир появлялся только на дежурстве, ротном ученье или во время экзекуций. В корпусах поддерживалась строгая дисциплина. Широко использовались телесные наказания. Командиры рот и другие офицеры имели право наказывать кадет розгами. По замечанию одного из командиров кадетского батальона, «стыдно было дать гренадеру менее ста розг». При отсутствии доброго и постоянного влияния офицеров-воспитателей на своих воспитанников, внутренняя жизнь кадет постепенно стала определяться самими кадетами. В кадетской среде укореняются собственные понятия о чувстве чести и долга, прочно связывавших однокашников духом бескорыстной дружбы не только в стенах корпуса, но и за его пределами в течение долгих лет жизни. По приезде в Петербург и Москву каждый из них первым долгом считал посетить свой корпус. Воспитанники разных выпусков встречались между собой, как родные братья.

При Александре I было положено начало системе управления военно-учебными заведениями России из единого центра. По указу от 29 марта 1805 г. учреждается особый «Совет о военно-учебных заведениях», первейшая задача которого состояла в унификации всей системы воспитания и образования в кадетских корпусах. Первым председателем Совета стал брат императора Великий князь Константин Павлович. Создание Совета положило начало деятельности государственного органа, который был обязан координировать составление учебных программ для военно-учебных заведений, выпуск учебных пособий и учебников и осуществлять контроль за качеством преподавания и воспитания в кадетских корпусах.

Наибольший вклад в создание и развитие российских кадетских корпусов внес император Николай I (1825-1855). Существовавшие в первой четверти ХIХ в. военно-учебные заведения далеко не удовлетворяли потребности армии в комплектовании ее офицерскими кадрами. Военно-учебные заведения, развивавшиеся отдельно одно от другого, не имели надежной единообразной организации, каждое заведение управлялось по усмотрению своего непосредственного начальника. Прием в кадетские корпуса зачастую производился без точно определенных правил и во многих случаях зависел непосредственно от директора корпуса. Не существовало единых программ, указаний и инструкций по учебно-воспитательной работе. Опыт одного учебного заведения служил примером для вновь создаваемого заведения. За период с 1800 по 1825 гг. из Пажеского, 1-го и 2-го кадетских корпусов было выпущено в войска 4845 офицеров, т.е. среднее количество ежегодно выпускаемых офицеров составило 200 человек. По свидетельству Лалаева, перечисленные выше учебные заведения обеспечивали замену в армии не более шестой части всех открывавшихся ежегодно офицерских вакансий. Юнкерские школы впервые появились в России только в последний год царствования Александра I.

При Николае I начинает складываться наиболее рациональная система кадетских корпусов. Николай I решил «дать военно-учебным заведениям новое устройство, связать их вместе в одну общую отрасль государственного управления, для направления одною и тою же мыслию к одной и той же цели». По мнению Николая I, кадетские корпуса ко времени его вступления на престол выполнили свою просветительскую функцию, первоначально возложенную на них при создании, и теперь должны были сосредоточить свое внимание на подготовке исключительно офицеров.

Для разработки нового положения о военно-учебных заведениях по указанию императора 11 мая 1826 г. был образован комитет под председательством инженер-генерала Оппермана. На комитет была возложена задача подробно рассмотреть организацию учебного процесса и воспитательной работы в российских военно-учебных заведениях и внести свои предложения по дальнейшему развитию военного образования в России. Результатом четырехлетней работы явился проект «Общего положения и Устава для военно-учебных заведений». Цель всех учебных заведений состояла в подготовке сыновей дворян к военной службе.

Николай I решил вернуться к проекту, представленному Платоном Зубовым Александру I в 1801 г. Однако практическая реализация предложений П. Зубова приняла несколько иное направление. Зубов предложил создать 17 «военных училищ» — подготовительных учебных заведений, выпускники которых, согласно установленным квотам, направлялись бы после выпуска либо в кадетские корпуса, либо в университет. Восемь крупных училищ предполагалось создать в Дерпте, Гродно, на Волыни, в Киеве, Нижнем Новгороде, Казани, Вологде и Смоленске. Еще девять должны были появиться в Твери, Владимире, Ярославле, Рязани, Орле, Харькове, Саратове, Оренбурге и Тобольске.

Николай I пошел по пути создания новых кадетских корпусов. 1 февраля 1830 г. император утверждает «Положение о губернских Кадетских корпусах», на основании которого стали открываться кадетские корпуса как за счет казны, так и местного дворянства. Первоначально было решено учредить корпуса в Новгороде, Туле, Тамбове, Полоцке, Полтаве и Елизаветграде, каждый на 400 воспитанников. В кадетские корпуса в этих городах могли поступать дети из близлежащих губерний. При этом было специально определено, какая губерния приписана к тому или иному корпусу.

К 1855 г. было открыто 17 кадетских корпусов, десять из которых просуществовали до 1918-1919 гг.

Нижегородский графа Аракчеева Кадетский корпус

Кадетские корпуса, подведомственные Главному начальнику военно-учебных заведений, распределялись по трем военно-учебным округам. К Петербургскому округу были причислены: Пажеский корпус, Школа Гвардейских подпрапорщиков и Кавалерийских юнкеров, Дворянский полк, 1-й, 2-й, Павловский, Новгородский графа Аракчеева, Финляндский, Александровский Малолетний кадетские корпуса. К Московскому: 1-й и 2-й Московские, Александринский-Сиротский, Орловский Бахтина, Тульский Александровский, Михайловский Воронежский, Тамбовский, Оренбургский Неплюевский и Сибирский кадетские корпуса. К Западному: Полоцкий, Петровский-Полтавский, Александровский Брестский, Неранжированный Владимирский Киевский кадетские корпуса.

В эпоху Николая I в кадетских корпусах воспитывалось до 6700 воспитанников, ежегодно выпускалось 520 человек. В 1825-1856 гг. из кадетских корпусов было выпущено 17653 офицера.

Все кадетские корпуса того времени представляли собой интернаты со штатной численностью от 100 до 1000 воспитанников, разделенных на роты (гренадерскую, мушкетерскую, неранжированную). Каждая рота состояла из 100-120 кадет приблизительно одного возраста и непосредственно подчинялась ротному командиру.

На лето кадеты выводились в лагерь и жили в больших палатках, по 50 человек в каждой. Для петербургских кадетских корпусов лагерь располагался до 1829 г. в Красном Селе, а затем под Петергофом. Московские корпуса с 1832 г. располагались лагерем близ села Коломенское. Главнейшими лагерными занятиями были строевые учения (ротное, батальонное). Во время лагерных сборов большое внимание уделялось экскурсиям как ближним, так и дальним, различным спортивным занятиям, цель которых состояла в укреплении здоровья кадет.

В кадетских корпусах было расширено преподавание математики с тем, чтобы выпускаемые в артиллерию и инженерные войска имели достаточную общую подготовку. В 1834 году в программы впервые включается преподавание гимнастики. В помещениях рот надлежало иметь красные доски для показа на них фамилий отлично учившихся кадет и черные для нерадивых или, как тогда любили говорить, «дурных кадет». На каждого кадета была заведена аттестационная тетрадь, куда вносились хорошие и дурные поступки кадет, их характеристика и меры для исправления плохих наклонностей.

Первостепенное место в процессе воспитания кадет принадлежало церкви, и даже весь уклад жизни корпуса покоился на православном календаре. Религиозное воспитание, лежавшее в основе нравственного воспитания, достигая глубины кадетских сердец прививало им не только любовь к Богу, но и чувство долга, любовь к великой Родине, почтительность к родителям, преданность Государю, уважение к старшим.

Домовая церковь в Кадетском корпусе. 1890-е годы

Сразу после закладки первого камня в основание здания для вновь учрежденного корпуса начиналось строительство корпусного Храма. Дата окончания строительства Храма становилась одним из самых почитаемых кадетами праздников.

Храмы отличались богатством убранства и имели редкие иконы, подаренные членами императорской семьи или местными меценатами.

Например, для церкви Суворовского кадетского корпуса, был высочайше пожалован иконостас, находившийся при армии А.В. Суворова во время ее вступления в Варшаву в 1794 г., а затем — при главной штаб-квартире императора Александра I во время его походов за границу в 1813-1814 гг.

Корпусная церковь 1-го Московского Екатерины II кадетского корпуса, располагавшегося в Екатерининском дворце в Лефортово, была знаменита тем, что принцесса Анхальт-Цербстская, будущая императрица Екатерина II, приняла в этой церкви православие.

Почти у всех кадет у изголовья кровати висел образок-благословение из дома, перед которым они совершали молитву каждое утро и при отходе ко сну.

В 1831 г. в связи с кончиной великого князя Константина Павловича Главным начальником военно-учебных заведений назначается великий князь Михаил Павлович с подчинением ему Совета о военных учебных заведениях. В 1832 г. с целью дальнейшего усиления контроля военного ведомства над корпусами создается Управление военно-учебных заведений и Штаб управления военно-учебными заведениями, позднее преобразованный в Главный штаб. Полномочия его начальника были приравнены к власти министра. В контексте этих преобразований следует рассматривать и последовательное ужесточение мер дисциплинарного характера: воспитанники находились под неусыпным контролем воспитателей. Их приказания не подлежали обсуждению. Выход из ворот корпуса для кадета был возможен лишь в сопровождении служителя или родственников.

В 1836 г. Главным начальником военно-учебных заведений Великим князем Михаилом Павловичем был введен новый Устав военно-учебных заведений. В соответствии с ним кадетские корпуса делились на 2 класса. К 1862-1863 гг., существовало 12 кадетских корпусов 1-го класса, и 5 кадетских корпусов 2-го класса. К 1-му классу относились: Пажеский корпус, Школа Гвардейских Подпрапорщиков и Кавалерийских юнкеров, Дворянский полк, 1-й и 2-й кадетские корпуса, 1-й и 2-й Московские кадетские корпуса, Финляндский, Павловский, Новгородский, Орловский, Воронежский, Полоцкий, Брестский, Петровский Полтавский, Оренбургский и Сибирский кадетские корпуса. По мере причисления кадетского корпуса к первому классу в нем учреждались специальные классы, по окончании которых кадеты производились в офицеры. Первые специальные классы были созданы в столичных кадетских корпусах — в Санкт-Петербурге: в Пажеском, 1-м и 2-м кадетском, Павловском, в Москве: в 1-м Московском, а также Финляндском. В конце 40-х годов XIX столетия было принято решение учредить специальные классы в Оренбургском Неплюевском, Сибирском, Александровском сиротском, Константиновском, Владимирском Киевском кадетских корпусах. Директора кадетских корпусов почитали за честь иметь в корпусе специальные классы и после того, как корпуса набирали силу и приобретали определенный авторитет, начинали выступать с ходатайствами о введении в корпусе специальных классов.


Во втором классе были Александровский Малолетний, Александринский сиротский, Тульский, Тамбовский, Владимирский Киевский кадетские корпуса. Кадеты этих корпусов после 5 лет учебы поступали в корпуса 1-го класса. Кадеты губернских корпусов, которые первоначально не имели специальных классов, по окончании общих классов переводились в Дворянский полк, где по окончании специальных классов производились в офицеры.

Согласно введенному в 1836 г. единому учебному плану для кадетских корпусов 1-го класса, все предметы делились на три курса: приготовительный (1 год), общий (5 лет), специальный (3 года). В приготовительных классах преподавались основы Закона Божьего, чтение и письмо по-русски, по-французски и по-немецки, начальный курс арифметики, чистописание и рисование; в общих и специальных классах — Закон Божий, русский язык и словесность, французский и немецкий языки, арифметика, алгебра, геометрия, тригонометрия, аналитическая геометрия, механика, естественная история, физика, химия, русская и всеобщая история, география, законоведение, статистика, артиллерия, тактика, военная топография, начертательные искусства, гимнастика, фехтованье и танцы. В специальных классах проходили дифференциальное и интегральное уравнения для готовящихся в артиллерийское и инженерное училища. Во время летних лагерей и каникул старшие кадеты, остававшиеся в корпусе, занимались топографическими работами. Для чтения издавался специальный литературный журнал, представлявший сборник лучших произведений того времени. Детских книг в то время не издавалось.

Каждому учебному предмету был определен такой объем, чтобы все предметы, сообразно их важности, составили целостную программу курса. Программа была рассчитана на среднего кадета и подлежала обязательному усвоению. Кроме подробных программ были составлены конспекты; учебники для изучения этих программ были заказаны профессорам и выдающимся учителям. Более 50 учебников было составлено известнейшими педагогами того времени. Выпускник 2-го кадетского корпуса генерал М.И. Лелюхин, вспоминая о быте и нравах в корпусе в 1837-1845 гг., писал: «Умственное развитие кадет было весьма ограниченно, учились многому, но мало что вполне усваивали себе, главным образом, по причине недостатков у наставников, которые могли бы помогать кадетам в приготовлении уроков. В вещах, составлявших одежду, кадеты не имели недостатка, белье было хорошее и в достаточном количестве, наконец, кормили в корпусе довольно хорошо. Я не помню, чтобы кто-нибудь из бывших кадет относился с враждебным чувством к корпусу, напротив, в воспоминаниях офицеров преобладает любовь к корпусу, какое-то родственное к нему чувство».

Представляет собой двусторонний круглый щиток с золотым ободком по внешнему краю, с колечком и ушком. На лицевой стороне (ил. слева), покрытой черной эмалью (по цвету приборного сукна Артиллерийского и инженерного кадетского корпуса), по кругу помещалась фамилия воспитанника и года выпуска. Вертикально расположен широкий красный погон с надписью: I.К., ниже дата: 1732- года основания корпуса. Середина оборотной стороны щитка покрыта белой эмалью, в центре помещены шпага и кадуций — жезл Меркурия, обрамленные лентой зеленого цвета с венком из лавровых и масличных листьев. Вверху на красном щитке дата: 1732.


Создание многочисленных кадетских корпусов, по мысли Николая I, объяснялось не только необходимостью дать военную подготовку будущим офицерам, но также стремлением заложить в будущих слуг отечества соответствующий моральный дух. Для этой цели в 1848 г. Главным Управлением военно-учебных заведений при непосредственном участии Великого князя Михаила Павловича было составлено «Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений», объясняющее цель создания кадетских корпусов. Оно гласило: «Доставить юному военному дворянству приличное сему званию воспитание, дабы укрепить в воспитанниках сих правила благочестия и чистой нравственности и, обучив их всему, что в предопределенном для них военном звании знать необходимо нужно, сделать их способными с пользою и честью служить Государю, и благосостояние всей жизни их основать на непоколебимой приверженности Престолу. Христианин, Верноподданный, Русский добрый Сын, надежный товарищ, скромный образованный юноша, исполнительный, терпеливый и расторопный офицер — вот качества, с которыми воспитанники Военно-Учебных заведений должны переходить со школьной скамьи в ряды Императорской Армии с чистым желаньем отплатить Государю за его благодеяния честной службой, честной жизнью и честной смертью».

Император Александр II (1855-1881) со вступлением на престол принял на себя звание Шефа 1-го кадетского корпуса и распорядился именовать Штаб Главного начальника военно-учебных заведений — Главным Штабом Его Императорского Величества по военно-учебным заведениям. С 1863 г. по предложению Военного министра Милютина в России начинается реформа военно-учебных заведений. Кадетские корпуса, уже хорошо зарекомендовавшие себя выпусками в армию большого числа достойных офицеров, по инициативе Военного министра были упразднены и обращены в полувоенные гимназии, которые по внутреннему распорядку и учебному плану стояли гораздо ближе к гражданским средним учебным заведениям. Специальные классы в корпусах также были упразднены, и кадеты этих классов переведены во вновь учрежденные военные училища: Павловское, Константиновское, Александровское, Оренбургское. По-разному воспринималась эта реформа в общественных кругах. Кто-то ее восторженно приветствовал, а кто-то резко критиковал. Генерал В.Г. фон Бооль в своих мемуарах «Воспоминания педагога» неоднократно подчеркивал, что в ходе реформы от многих хороших качеств старых кадетских корпусов незаслуженно отказались, что реорганизация велась слишком поспешно. По словам критиков Милютина, он, преобразуя кадетские корпуса в военные гимназии, видел лишь одну общеобразовательную сторону, забыв, что кадетские корпуса готовили молодых людей для службы в офицерском звании в российской армии, и считал, что гражданские воспитатели смогут заменить офицеров, и воспитание кадет в военных гимназиях от этого не пострадает.

Все существовавшие к этому времени кадетские корпуса были переименованы в военные гимназии или расформированы. Военные атрибуты были ликвидированы. С кадет сняты погоны — их гордость. Строевые занятия упразднены, отменено отдание чести. Во вновь созданных общеобразовательных военно-учебных заведениях вместо воинской дисциплины было введено правильное, согласно тогдашним требованиям педагогики, воспитание под руководством воспитателей, без участия унтер-офицеров из старших кадет.

Императору Александру III (1881-1894) в определенной степени пришлось ликвидировать те промахи, которые были допущены его предшественником в области военного образования, в подготовке офицерских кадров. 22 июля 1882 г. по военному ведомству было объявлено, что, принимая во внимание заслуги бывших императорских кадетских корпусов, питомцы которых, «прославив русское оружие в достопамятных войнах прошлого и текущего столетий, доблестно подвизались на различных поприщах полезного служения Престолу и Отечеству», император повелел все военные гимназии именовать впредь кадетскими корпусами.

На поступление в кадетский корпус имели право (на казенный счет):


1. Сыновья офицеров, проведших на действительной военной службе или морской военной службе десять лет или имеющих ордена «за боевые заслуги». Сыновья отставных офицеров, военных или морских врачей, военных священников и лиц, состоявших или состоящих на действительной учебно-воспитательной службе при Военно-воспитательном ведомстве, в том числе, ассистентов при кафедрах и клиниках, госпиталях и Академиях, врачей клиник нервных и душевных болезней и Императорской Военной Медицинской Академии. В обязательном порядке: а) круглые сироты тех же лиц, умерших на службе; б) сыновья тех же лиц и, кроме того, классных чиновников всех ведомств, если эти лица и чиновники были убиты на войне, умерли от ранений и контузий, полученных на войне, состоят или состояли под покровительством Александровского комитета о раненых, по первому и по второму классу.


2. Сыновья тех лиц (кроме чиновников Гражданского ведомства), которые внезапно погибли или лишились ума или зрения на службе.
3. Сыновья кавалеров Ордена Святого Георгия всех степеней.
4. Сыновья лиц, участвовавших в боях и награжденных Знаком Отличия Военного Ордена или состоящих под покровительством Александровского комитета о раненных, по первому или второму классу.
5. Сыновья прапорщиков, зауряд-прапорщиков и состоящих в унтер-офицерском звании роты Дворцовых гренадер.
6. Малолетние, числящиеся пажами Высочайшего Двора.

Не имели права на поступление в кадетские корпуса сыновья и внуки лиц (мужского и женского пола), родившиеся в иудейской вере.

Восстановленные в 1882 г. и основанные впоследствии кадетские корпуса являлись средними военно-учебными заведениями; в них были только общеобразовательные классы и велась предварительная подготовка к военной службе. Корпуса имели военную организацию и подразделялись на роты. Вся администрация состояла из военных. Во главе корпуса стоял его директор в чине генерал-майора или генерал-лейтенанта. Командирами рот были полковники, а офицерами-воспитателями в отделениях классов назначались подполковники.

В корпусах преподавались: Закон Божий, русский, немецкий и французский языки, русская и всеобщая история, география, математика (арифметика, алгебра, геометрия, аналитическая геометрия, тригонометрия, приложение алгебры к геометрии), космография, физика, химия, механика, зоология, ботаника, минералогия, физиология, законоведение, рисование, проекционное черчение, черчение и чистописание.

Постоянно расширялась система внеклассных занятий. Разработчики новых программ старались обеспечить гармоничное развитие личности в кадетских корпусах. С 1905 г. военная подготовка предусматривала в полном объеме курс одиночного и взводного обучения. Вводилось внеклассное чтение на французском и немецком языках, курс риторики. Для преподавания курса риторики приглашались известные артисты и режиссеры. В курс законоведения в старших классах вводится раздел о различных нравственно-философских системах, расширена программа основ научной этики. В программу физического развития вошли обязательные экскурсии и военные походы продолжительностью до 5-7 суток. На время походов кадеты получали сухой паек, котелок, походные сапоги. Экипировку довершали шинель, свернутая в скатку, винтовка, подсумок, вещевой ранец. Во время походов кадеты ночевали в палатках в полевых условиях, каждый из кадет выполнял какие-либо обязанности: кто разводил костер, кто готовил пищу, кто уходил в полевое охранение.

В 1890 г. в кадетских корпусах было введено обязательное обучение танцам. Следует отметить, что в конце XVIII – начале XIX вв. в кадетских корпусах уже преподавались танцы, и в то время они в определенной степени заменяли занятия гимнастикой. Система преподавания танцев в то время тщательно разрабатывалась «французской танцевальной школой на основании принципов красоты, грации и выразительности человеческой фигуры в покое и движении». На уроках танцев изучались изящные манеры, красота и приличие жестов, походки, осанки.
Парадный вход в Кадетский корпус
Парадный вход в Кадетский корпус

Учебная часть кадетских корпусов находилась в ведении инспектора классов и его помощника, оба с высшим образованием. Преподавателями приглашались лица обязательно с высшим образованием как из числа военных, так и гражданских чинов. В корпусах проходили также и внеклассные занятия, из которых были обязательны — строевая подготовка, стрельба, гимнастика, фехтование, плавание и танцы, и не обязательные — пение, музыка, ручной труд в разных видах. По окончании учебы в корпусе кадеты, в подавляющем большинстве, переводились в военные училища — пехотные, кавалерийские, артиллерийские и инженерное, и лишь немногие поступали в университеты и высшие технические гражданские учебные заведения. При поступлении на гражданскую государственную службу кадеты, окончившие полный курс в корпусе, получали чин 14 класса — коллежского регистратора.

В марте 1900 г. после вступления в должность Главного начальника военно-учебных заведений Великий князь Константин Константинович издал приказы, направленные на:
- отмену телесных наказаний;
- упразднение исправительных военно-учебных заведений с преобразованием их в нормальные военно-учебные заведения;
- запрещение исключать из корпуса кадет за полученные случайно «юношеские» болезни;
- свободу курения в старшей роте, с устройством «курилок».


Генерал-инспектор военно-учебных заведений Его Императорское Величество Великий Князь Константин Константинович во время пребывания в Суворовском кадетском корпусе 7, 10 декабря 1910 года

Введение в штат обслуживания специальных зубоврачебных кабинетов. Было предусмотрено улучшение питания, с назначением особого питания слабосильным кадетам, учащены медицинские осмотры, введен душ и ножные ванны в умывальниках. Увеличены ротные библиотеки. К ручному труду были добавлены курсы рисования и лепки.

Одним из первых директоров кадетских корпусов, оказавших значительное влияние на формирование учебного процесса в кадетском корпусе, был Иван Иванович Бецкой, директор Сухопутного кадетского корпуса при Екатерине II. О том, насколько велико было влияние директора кадетского корпуса, свидетельствует то, что практически все его предложения безоговорочно принимались императрицей и рекомендовались для внедрения в практическую жизнь кадетского корпуса.

Другим директором, оказавшим значительное влияние на воспитание кадет 1-го кадетского корпуса, стал граф Ф.Е. Ангальт (1786-1794). Генерал-адъютант Ф.Е. Ангальт зарекомендовал себя храбрым и мужественным офицером, но в то же время он был ревностным сторонником педагогики эпохи Просвещения и стремился внести в отношения преподавателей и воспитанников начала товарищества. В корпусе имела открытое хождение европейская и русская периодика, в зале для отдыха кадет на столах были разложены книги выдающихся мыслителей Франции. На досках, установленных в том же зале, кадеты в течение всей недели могли письменно изложить свои мысли о прочитанных книгах и статьях. Эти записи нередко становились предметом для обсуждения. Процветал корпусный театр. Однако ангальтовская система «оранжерейного воспитания», по словам выпускника кадетского корпуса, писателя и историка Ф.И. Глинки, вызывала психологические сложности у выпускников корпуса в процессе адаптации к реалиям суровой действительности.

Сменивший Ф.Е. Ангальта на посту директора корпуса будущий фельдмаршал М.И. Кутузов приступил к пересмотру всей системы воспитания кадет с целью приспособления ее к реальным потребностям военной службы. И самое интересное, он получил добро на осуществление преобразований в корпусе от Екатерины II. Ужесточалась дисциплина, несогласным со взглядами нового директора корпуса было предложено уйти. Для старших воспитанников впервые в истории российских военно-учебных заведений вводились летние полевые лагеря. В учебном плане особое место заняли тактика и военная история, которые преподавал сам М.И. Кутузов. Занятия по тактике обязаны были посещать не только кадеты, но и офицеры.

Одним из самых уважаемых директоров Нижегородского графа Аракчеева кадетского корпуса был генерал-майор Павел Петрович Носович, на долю которого выпал перевод корпуса из Новгорода в Нижний Новгород. Носович окончил Новгородский кадетский корпус в 1846 г. (8 выпуск). Через двадцать лет, в 1866 г., он стал директором корпуса и руководил им в течение одиннадцати лет до 1877 г. Руководство Носовича, по мнению автора очерка о корпусе Звягина К.С., «отличалось просвещенным, но твердым характером, глубоко нравственным воздействием на все стороны жизни кадет, при строгой воинской дисциплине». В музее корпуса хранилась записная книжка П.П. Носовича, в которую он вносил подробные заметки об успехах и поведении всех без исключения своих воспитанников с 1866 по 1877 гг. Он управлял гимназией, «давая полную возможность развиваться желающим, побуждал охоту к знаниям, наполняя досуг воспитанников полезными и здоровыми развлечениями». Репутация Носовича была настолько высока, что из Нижегородского кадетского корпуса он был переведен на должность директора столичного 1-го Санкт-Петербургского кадетского корпуса.

Директором Морского Шляхетского кадетского корпуса в царствование Екатерины II был капитан 2-го ранга И.Л. Голенищев-Кутузов, выпущенный из Сухопутного Шляхетского корпуса в 1743 г. в гардемарины. Генерал Кротков, написавший в 1901 г. историю Морского кадетского корпуса, так охарактеризовал И.Л. Кутузова: «Умный, энергичный Кутузов сделал много пользы для образования и воспитания моряков. Зная французский и немецкий языки, зная русскую и иностранную литературу, Кутузов, плавая на судах в молодые годы, познакомился как с трудностями морской службы, так и с теми недостатками морского теоретического и практического образования, которое получали моряки в Морской академии. Кутузов радел о пользе флота даже больше, чем этого требовала прямая обязанность директора Морского корпуса. Он хлопочет о подготовке морских карабельных мастеров, знающих теорию караблестроения, об открытии специальных математических классов для будущих морских офицеров».

 



Директор 2-го Императора Петра Великого кадетского корпуса генерал-майор Меллисино (1782-1797), положив в основу своей деятельности педагогические принципы И.И. Бецкого, составил проект преобразования корпуса, по которому был усилен общеобразовательный элемент, было увеличено количество часов на изучение иностранных языков.

Большую роль в формировании добрых чувств воспитанников играла личная подготовка директора. Директор Хабаровского корпуса генерал-майор К.Н. Гришков обладал большой музыкальной культурой, красивым басом, пел на клиросе корпусной церкви. Он руководил двумя хорами — церковным и светским. Блестящий строевик Б.В. Адамович, директор Первого Русского корпуса, вызывал у кадет страстное желание подражать ему.

Приведенные выше примеры влияния директоров кадетских корпусов на учебный процесс и быт кадет лишь в малой степени отражают реальную картину того, что на самом деле могло происходить в кадетских корпусах при том или ином директоре. За время существования кадетских корпусов в этой должности состояли десятки генералов и полковников российской армии, имевших разную военную и общую подготовку, воспитание и характеры. Чем дальше от столицы, тем более самостоятельными в своих решениях были директора корпусов. Главное Управление военно-учебных заведений в специальной записке «О Директоре корпуса» отмечало: «В провинциальных корпусах Директор корпуса является представителем высоко стоящих в общественном мнении воспитательных заведений и занимает выдающееся положение среди губернского административного персонала.

Перед революцией 1917 г. кадетские корпуса, как отмечает выпускник кадетского корпуса писатель С. Двигубский, «отличаясь друг от друга цветом погон, имели совершенно одинаковую учебную программу, воспитание, образ жизни и строевое обучение. Из всех учебных заведений России они, без всякого сомнения, были наиболее характерными как по своей исключительной особенности, так и по крепкой любви, которую кадеты питали к своему родному корпусу. Встретить в жизни бывшего кадета, не поминающего добром свой корпус, почти невозможно». В этой связи следует привести пример, упоминаемый авторами исследования о кадетских корпусах А.А. Поповым и А.М. Плехановым. Бывший выпускник Пажеского корпуса 1904 г., а в 1920 г. — король Югославии Александр I Карагеоргиевич из чувства солидарности и взаимопомощи приютил несколько кадетских корпусов из России на территории Югославии.

Кадетские корпуса со своим начальствующим, учительским, воспитательским и обслуживающим персоналом высокой квалификации, с прекрасными классами, лабораториями, лазаретами, благоустроенными спальнями, гимнастическими залами и красивым обмундированием стоили России очень дорого. При наличии 30 корпусов ежегодный их выпуск составлял не более 1600 новых юнкеров, что не могло полностью удовлетворить потребности армии в офицерском составе. Однако, как отмечает С. Двигубский, «этого числа было совершенно достаточно, чтобы дать закваску всей юнкерской массе и пропитать ее духом, который каждый кадет выносил с собой из корпусных стен и которым, незаметно для себя самих, насквозь проникались те, кто в военные школы приходил из гражданских учебных заведений. На этих кадетских дрожжах и поднималось пышное тесто корпуса офицеров Российской имперской армии».

 

Источник: http://histrf.ru/ru/lyuboznatelnim/cadet-history-museum

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА 1701-1917

 

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА 1701-1917

ИСТОРИЯ РОССИЙСКОГО КАДЕТСТВА 1701-1917

Категория: Этнография детства / История

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *