» » » Как нам обустроить школьное образование

 

Как нам обустроить школьное образование

Автор: admin от 9-04-2016, 20:19, посмотрело: 582



0
Школа плоха уже хотя бы тем, что дети ее ненавидят


Помню, когда мне было лет 11-12 вышел фильм про войну «А зори здесь тихие». Нас, мальчишек, очень впечатлил счетверенный зенитный пулемет где патроны размером с хорошую кубинскую сигару. И вот мы бродили вокруг школы и мечтали – догадайтесь, о чем? – как поставили бы такую установку в доме напротив, и медленно, этаж за этажом, снесли проклятущее здание.

О том, как плоха российская школа, не пишет разве что ленивый. О том, что сгнила сама школьная система, не важно, у нас или в какой-нибудь Америке, тоже прочитать можно. Но что можно изменить в детском образовании – вот об этом полный молчок. Если скажут пару слов, то это как очередной пластырь на один из миллионов нарывов, покрывающих многострадальное тело образовательного монстра. Никаких действительно радикальных мер никто не предлагает.

Как результат, все школьные реформы двигаются по кругу. Учимся то вместе, то раздельно. Больше уроков – меньше уроков. Можно придумать что-то еще более экзотическое. Например, вытащить детишек из-за парт и разложить на коврах. Правда, пыль и СЭС замучают, опять же постоянная химчистка ковров вылетит в копеечку. А ведь так привлекательно - уютно, по-домашнему...

Короче, за всю двухсотлетнюю историю школы изменилось лишь одно - пороть перестали. Да и то не всюду. Это и понятно. С министерства требуют, а ничего предложить оно не может. Вот и принимает в сотый раз одно и то же, а потом опять отменяется. И каждый ну просто очередное ноу-хау внедряют...

Как нам обустроить школьное образование


Школьная система – самая консервативная вещь на земле, а потому изменить ее невозможно. Можно сломать и построить нечто новое, совершенно иное, что уже и язык не повернется называть «школой». Поэтому давайте пофантазируем. Представим, что у нас есть возможность сделать с образованием все что заблогарассудится.

Прежде, чем делать, конечно стоит коротко сказать, а что собственно в школе не так. Это совсем несложно, давайте прямо по пунктам:

Отношения меж детьми напоминают звериную стаю, ибо, по большому счету, никто этими отношениями не занимается, учителям платят за обучение

Раньше бывали исключения, так как все же воспитательную работу с классных руководителей требовали. И иногда случались действительно потрясные классные, которые таскали детишек в походы, летом вывозили в экспедиции, и вообще все время старались для них что-нибудь придумать. Дети им платили горячей любовью на всю жизнь. Уже взрослыми навещали такого учителя, приглашали на ежегодные сборища, дарили цветы, доверяли семейные тайны.

Учителя и ученики – два враждебных лагеря; оно и понятно, еще недавно в школе пороли, а сейчас осыпают двойками и замечаниями.

В такой ситуации взрослый всегда враг, против которого следует действовать сообща. Что дети и делают. Если же учитель с такими отношениями не согласен, он должен стать своим игроком в чужой команде.

Случился у меня такой учитель, точнее учительница. Я вообще в школе всегда был разгильдяй и троечник. Дневники не заполнял принципиально. И ловил каждую неделю шесть жирных красных вопросов и гневную сентенцию на полях «Родители! Научите сына заполнять дневник!». И вот я перешел в новую школу. Понятно, что дневник сдал на проверку как обычно – в девственной чистоте. Но когда ненавистный документ вернулся, на его страничках не обнаружилось ни одной пламенеющей от гнева строки. Вместо этого лежала аккуратная записочка синей ручкой – «Саша, заполни пожалуйста дневник». Я заполнил. А что оставалось делать?

Да наша классная была действительно классной. Она предупреждала о враждебных происках учительского лагеря, и во всем была с нами. Например, моей многострадальной маме было сказано – «Вы на собрание не приходите, все равно ничего хорошего не услышите. Лучше потом как-нибудь зайдите ко мне и поговорим». Как такую учительницу не боготворить? И мы ее боготворили, и приняли в свою компанию. Нет, она не заискивала перед нами, не добивалась дешевого авторитета. Да этого было и не нужно. Мы сами были готовы порвать любого, кто оскорбит нашу любовь. Потом много лет навещали, дарили цветы, приглашали…

Школа не учит ничему полезному

Увы, это действительно так, а чему практически полезному можно научить современного ребенка? Играть в Доту 2? Делать минет? Полная оторванность от жизни – огромная беда, так как лет до пятнадцати дети не способны усваивать абстрактное знание. С пятого по седьмой класс их биология приемлет только практические навыки. Как сделать лук и стрелы? Как выследить зверя по следам? Как поставить палатку и разжечь костер? Вот такое знание пойдет на ура.

Помнится, ездил я с шестиклашками в экспедиции на очень крайний север, и там, в тундре, приходилось промышлять охотой. Подстреленных уток и куропаток потрошили дети. И вот тогда у них возникали вопросы, почему птица устроена так или этак. Пытаться же на уроках применить институтскую методу не вызовет ничего, кроме тупой скуки и ненависти к предмету.

Самое забавное, что школьное знание действительно абсолютно бесполезно для дальнейшей жизни. Об этом говорят все. Куда бы вы не пришли работать, учится придется вновь и с нуля.

Школа убивает познавательный интерес и тягу к знаниям

В свое время, еще в Советском союзе, провели интересное исследование. Как влияют уроки литературы на последующее чтение людей. Выяснилось – влияют. Люди никогда не возвращаются к тем книгам, которые проходили в школе.

Как-то задали нам выучить из Блока что-нибудь наизусть, по собственному выбору. Я всегда стихи любил и знал, посему учить было не надо, и так хватало, в том числе и Блока. Увы, меня вызвали, и я прочел свел любимое «Под насыпью, во рву некошеном…». С тех пор к этим стихам у меня неодолимое отвращение, как будто святыню осквернили грязным прикосновением школьного монстра.

Но надобно заметить, что далеко не у всех детей вообще есть познавательный интерес и тяга к знаниям. Его и не должно быть. Чисто биологически мы приспособлены подростками освоить определенные навыки – охоты, рыбалки, войны, священных ритуалов. Потом познавательный интерес для туземца становится опасен – можно нажраться ядовитых грибов, сверзится в пропасть, попасть на обед к тигру… Слишком любопытные не выживают. А потому у нормального человека годам к четырнадцати тяга к знаниям начинает затухать. И остается только у больных на голову, которые потом становятся учеными и совершают великие открытия. Особи мужского пола у приматов страшно консервативны и совершенно закрыты новому опыту.

Так что может быть и неплохо, что интересы пропадают? Зачем нам на земле десять миллиардов ученых?

Школа задает детям непосильные нагрузки, у них не остается времени ни на что другое

Как-то пришлось мне писать статью о нордостиках, детишках, выступавших в мюзикле и погибших во время захвата здания. То есть погибли двое, а нордостиков было много больше, и всех их набрали их замечательного музыкального театра Александра Федорова. Так вот, выяснилось, что фактически все юные актеры этого театра были освобождены от школы. Они там числились формально, иногда, конечно, заходили. Но по договору с театром это был спецкласс без домашних заданий, да и почти без уроков.

Все тоже самое можно сказать о любой профессиональной деятельности, в которой участвуют дети. Представьте себе, что кроме полного рабочего дня вам еще надо в школу, а потом домашку сделать. Вот и ребенок на такое не способен.

Школа наносит ребенку психологическую травму

Мое первое воспоминание о школе: иду по коридору, а навстречу – четвероклассник Кондратьев, почти квадратных пропорций и слегка напоминающий танк. Ну, в восприятии семилетнего малыша, только-только из детского сада. И вот этот Кондрат походя тыкает меня кулаком в солнечное сплетение. Валялся я, наверно, минут пятнадцать. Больно было ужасно. Собственно, до этого случая меня ни разу не били... Впервые я почувствовал злую силу старшего, узнал, что болтовня про справедливость – глупые выдумки взрослых. Обидно было жутко и ревел долго. Что взять с первоклашки.

Ну и в довесок из специальной литературы. Старшеклассники запихали малышу четвертинку в задний проход. Хирурги вырезать замучились.

Перевязали первокласснику половой член ниткой, запретили снимать и говорить взрослым. Родители спохватились через сутки, что ребенок не писает. Было поздно, орган пришлось ампутировать.

Приставили шланг от компрессора к заднему проходу - множественные разрывы кишечника, умер от перитонита.

Сейчас много трепни про педофилов и жуткие психологические травмы у детей от изнасилования. Ну так в школе ребенка насилуют каждый день, да еще не по одному разу. По сути, нет большой разницы - отправить ребенка в школу или низкопробный бордель. Результат примерно одинаковый. С точки зрения психологических травм, конечно. А так в борделе поспокойнее будет.

А как это устроено на западе?



Европа и Америка давно обогнали нас во всем, окромя семейных скреп и гомофобных ценностей. А что насчет школы?

Тут я, увы, не специалист, ибо там не учился. И все же. Как утверждают американские психологи, в их школах жуткое неравенство. Богатая элита презирает не столь обеспеченное большинство. Ладно бы только презирали, но еще издеваются кошмарным образом. Все те же отношения звериной стаи в полный рост. Их как бы и в фильмах показывают постоянно, ни одна киношка без этого не обходится. Наше «Чучело» отдыхает.



Кое-что можно вынести и из Сэлинджера, хотя его Холден явно не вполне здоровый подросток.

Учителям запрещается оставаться с ребенком наедине в классе – воизбежании. Где уж тут разговоры по-душам. В большинстве школ классы ежегодно перетряхивают, то есть детского коллектива не может случиться в принципе.

Нет ничего даже отдаленно похожего на нашу неформальную педагогику и в Европе. Между детьми и взрослыми пропасть, через которую не перепрыгнуть и мостика не построить. Как говорят психологи, изолирующая цивилизация. Все отношения между чужим взрослым и подростком формализованы, то есть чисто служебные. Я учитель, ты ученик. Я психолог, ты пациент. О возможности дружбы вопрос даже не встает.

Третья странность западной школы – интернаты. У нас туда сдают ненужных или вовсе бездомных детей. У них это элитное образование. Не берусь судить, хорошо это или плохо – сдать ребенка в интернат. Сэлинджеровскому Холдену не нравилось. Но само по себе существование интернатов может рассказать многое о родительской любви. Вы бы согласились сдать любимую жену (или любимого мужа) куда-нибудь, где вам будут его выдавать только на каникулы? Попользоваться, так сказать? Нет? Ну значит детишек на Западе любят сильно меньше, чем мужей и жен.

Впрочем, детей раздают направо и налево не одну тысячу лет. К примеру, от средневековья до недавнего времени из крестьянских и ремесленных семей ребятишек отправляли в подмастерья, а из благородных – на военную службу, во флот (английские военные корабли лет 300 назад очень напоминали детский сад), а в более мохнатые времена – в оруженосцы к рыцарям. Возможно, что здесь мы имеем дело с биологическим механизмом покидания семьи по достижении определенного возраста. С учетом, что совершеннолетие в те времена было лет в 12-13, то все закономерно.

Плюсы современной школы



Как полагают психологи, на самом деле школа служит вовсе не для обучения, а для социализации ребенка. То есть приспосабливает детишек под жизнь в том обществе, где они имели несчастье родиться. К примеру, советская школа учила ребятишек лгать, лицемерить, притворяться, беспрекословно подчиняться авторитетам, работать за бесплатно. Да, без этого тогда было не выжить.

Американская школа учит иному – конкурировать, быть сильным, побеждать. К сожалению, идеология «быть победителем» имеет оборотную сторону – унижать слабых и быть жестоким. Результатом систематических издевательств одних подростков над другими становятся частые убийства учениками своих товарищей. Все это есть в западных фильмах в изобилии, и все это есть в исследованиях американских психологов.

Социальный психолог Эллиот Аронсон пишет: «Конечно, редко кто из учеников доходит до убийства. Но наше исследование повергло нас в ужас: почти треть детей во время учебы проходят через такие унижения, которые трудно себе представить и трудно выдержать даже взрослому. И ведь это длиться не год и не два, а часто все долгие годы, что ребенок ходит в школу!»

Американские психологи даже предложили специальные мозаичные программы для снижения социального напряжения в классе. В этом случае из детей формируют случайным образом команды, которые могут достигнуть результата только за счет сотрудничества между их членами.

Таким образом, единственный плюс, которым оправдывают существование школы, оказался тоже минусом, и, может быть, не простым минусом, а главным.

Наши общества очень далеки от идеала. Процветают наркомания, преступность, депрессии, суициды, рождаемость упала ниже плинтуса. Вместо того, чтобы пытаться изменить общество через детей, мы меняем детей под это общество. Глупо.

Эксперимент



В удивительно свободные 90-е годы мы создали собственную бесплатную частную школу. Все были энтузиасты, люди с опытом работы, отдававшие школе все силы и время. Кроме того, в те времена школа была абсолютно независима от любых проверяющих инстанций.

Что удалось. Добились, чтобы дети шли в школу как на праздник. Родители были в шоке. Конечно, у нас не было отметок, записей в дневник, вызовов родителей. Вообще ребенка родителям не ругали никогда. Принцип профессиональной тайны должен применяться к педагогам также, как к врачам, адвокатам и священникам.

Что делали. Конкурсы, викторины, спектакли, исторические ролевые игры, походы, экспедиции, тренировки, интересные встречи.

Что не удалось. А больше не удалось ничего. Учиться дети не хотели. При этом все время переживали, что их мало учат и мало требуют. Однако при малейшем повышении требований отношения начинали скатываться к типично школьным – лагерь детей и враждебный ему лагерь взрослых. Познавательный интерес, как выяснилось, штука врожденная. Он либо есть, либо нет. Развивать его не получилось.

Никаких проблем с поступлением в ВУЗы у наших выпускников не было, впрочем, у нас они закончили только восьмилетку, после чего вернулись в родные школы еще на два года.

Формулируем задачи



Чтобы фантазировать о новом образовании, надо подойти научно. Для начала сформулировать задачи. А что мы, собственно хотим. Давайте определимся.

С первой задачей все просто – ребенок школу должен любить. Вряд ли кто-нибудь с этим будет спорить. Однако, как добиться такой любви не знает никто. Давайте искать способы вместе.

Воспитание или обучение?

Как уже говорилось выше, школа максимум учит писать и четырем действиям арифметики. Так что об обучении надо забыть. Что касается социализации, то она лишь усугубляет все негативные стороны нашей цивилизации. И вот почему.

С точки зрения экономики капитализм, несомненно, самый эффективный государственный строй, а современный постиндустриальный капитализм – его самая выгодная форма. Но если посмотреть на все это глазами психолога, картина иная. Современный капитализм – самый некомфортный для жизни человека. Огромные бездушные корпорации вместо маленьких фирм, супермаркеты вместо зеленщика, булочника мясника и молочника… Результат налицо. Хорошего хлеба вообще не выпекают, во всем тонны пальмового масла, вторичная переработка колбасы, груды консервантов и химикалиев, повсюду обман и мошенничество.

Раньше было иначе, попробовал бы вас обмануть бакалейщик, к которому вы ходите почти всю жизнь, а ваши дети учатся в одном классе! Но качество – еще далеко не все. Психологически человеку хочется что-то создать, чтобы потом гордо говорить – это мой завод, мой магазин, моя фабрика, я это создал своими руками. И передам своим детям. Мне было ради чего жить, и им тоже будет.

Современный капитализм ничего похожего не предусматривает. Взамен мы получаем голую конкуренцию, общество, стремящееся к состоянию "пауки в банке". Собственно, идею такого мира отлично излагает Джек Лондон устами Волка Ларсена – мы лишь кусочки жизненной закваски, где комки побольше жрут те, которым не повезло оказаться меньше и слабее. Дело в том, что такой мир и наша высоко социальная психика несовместимы. Изменить мир может только воспитание нового поколения.

Что же такое воспитание? Есть бытовое слово русского языка, которое значит непонятно что. Например, из высказывания «его воспитала улица» можно понять, что человек вовсе не воспитывался. Чаще всего в быту под воспитанием понимают социализацию, а это совсем не одно и то же. Воспитание – это набор техник и методов, с помощью которых можно формировать взгляды, ценности, внутренний мир ребенка. Причем таким техникам можно обучать, а результат воспитания должен быть предсказуем. Воспитательная технология существует только одна, и своим рождением она обязана писателю Сэтону-Томпсону, в начале ХХ-го века создавшего в своем поместье из местных мальчишек племя индейцев. Впоследствии идети Томпсона легли в основу скаутинга, пионерии, коммунарских движений. Суть технологии в том, что ребенок включен в детский коллектив, руководит которым взрослый педагог. Далеко не любое объединение детей под руководством взрослого станет таким коллективом. Должны выполняться следующие обязательные принципы (откройте спойлер):



Примечательно, что в английском языке отсутствует аналог этого замечательного русского слова воспитание. На Западе детей не воспитывают.

Таким образом, воспитание и социализация – вещи прямо противоположные. Социализация адаптирует ребенка к обществу и культуре, воспитание, наоборот, дезадаптирует, стремясь изменить саму культуру. Не даром воспитательные технологии не прижились ни в одной советской школе, а неформальные детские коллективы всегда воспринимали систему школьного образования как главного врага.

Итак, наша школа будет заниматься воспитанием. Конечно, речь идет о средней школе, то есть с пятого по восьмой класс, и о детях от 11 до 15 лет.

Кстати, на Западе есть младшая школа, средняя и колледж. В отличие от нас, там это разные учебные заведения.

Несомненно, воспитание содержит в себе и обучение. Актерскому мастерству (театр), фото и киносъемке, спортивному туризму, основам биологии (походы, экспедиции, живой уголок), математики (ориентирование, топосъемка), истории (археологические экспедиции). Но это происходит не на уроках, не принудительно, а способом любимого хобби – с энтузиазмом и интересом.

Иные формы воспитания

Возможно ли воспитание не по отрядным методикам? Вероятно, да. Иногда взрослый становится старшим другом и идеалом, чаще для мальчиков. Методик тут нет, но именно такое воспитание принято в первобытном обществе и было развито в античной Греции. Правда у древних обычно такой харизматичный взрослый становился еще и любовником. В современном обществе эти формы воспитания невозможны, так как являются уголовно-наказуемыми и противоречат авраамическим религиозным культурам. При этом, чтобы оставаться честным, надо отметить, что сексуальная первобытная и античная педагогики были намного эффективней современной.

Воспитание и обучение не должно идти вразрез с природными механизмами освоения мира и культуры, созданными эволюцией

Как только мы нарушим этот принцип, в награду получим враждебность и скуку. Итак, какие это такие природные механизмы?

У младших детей такой механизм один – игра. Его использовать несложно, и многие сейчас это делают. Однако к подростковому возрасту на смену игре приходит совершенно иная программа нашей психики, которую психиатр Андрей Личко назвал «Хобби-реакция». Это первый врожденный механизм, который мы рассмотрим.

Лет в одинадцать-двенадцать у ребенка появляются увлечения. Они могут быть весьма разнообразны – аквариумные рыбки, фотография, театр, моделирование, туризм, футбол, бокс, список можно продолжить.

Подросток стремится уже не играть, а всерьез овладевать взрослыми навыками. Раньше под это дело была создана целая сеть кружков в Домах и Дворцах пионеров. Надо четко различать «хобби-реакцию» и занятия музыкой, спортом, рисованием с подачи родителей. Хобби-реакция – это всегда страстное желание самого ребенка, в отличие от занятий, куда малыша таскает мама, очень часто против его воли. Родительский выбор «увлечений» редко сохраняется у подростков, если они не достигают высоких успехов годам к двенадцати.

Второй и третий механизмы Личко называет реакциями группирования и эмансипации. Можно заметить, что отрядная педагогика (скаутинг, коммунарство, детский туризм и т.д.) основаны именно на стремлении подростков объединяться в группы. Механизм древний и универсальный – подростковые стайки и стада встречаются у большинства видов млекопитающих. Такие объединения в природе позволяют подросткам противостоять агрессии взрослых, сильных самцов, а также более успешно добывать пищу. Собственно, в человеческом обществе все это тоже есть. Достаточно вспомнить стаи беспризорников 20-х и 90-х. Еще ярче это было в Бразилии, где общество объявило бездомным детям войну и усеивало по ночам пляжи детскими трупами.

Реакция эмансипации – желание стать независимым от родителей и других взрослых, утвердить свое достоинство и авторитет в обществе. Тоже вовсю используется в неформальной (отрядной) педагогике (см. выше принципы равенства и самоуправления). Очень древний механизм, присущий всем социальным животным, в особенности ярко выраженный у приматов.

Воспитание и обучение должно развивать природные склонности ребенка и служить ступенькой к его взрослой карьере


Важный момент, которым современная школа не занимается в принципе. И потому у нас вместо нормальных людей растут любители нахапать любым путем.

Конечно, воспитание и обучение не готовит детей к судьбе дворников, чернорабочих, продавцов и грузчиков. Такая деятельность – удел неудачников и гастрабайтеров. Но даже бизнес требует увлечений и склонностей не только к заработку денег любым путем. К примеру, Форд прежде, чем создал свою империю, был одержим конструированием автомобилей.

Несомненно, что единственная система, развивающая интересы и склонности, - это кружки и клубы из бывшего советского внешкольного воспитания. Кстати, преобразование в 90-е годы внешкольного воспитания в дополнительное образование очень наглядно демонстрирует, насколько чиновники ни черта не смыслят в работе с детьми.

Собственно, мы подошли к самой реформе образования

Как могла бы выглядеть реформа образования



1. Самое главное – устранить могучую лапу государства, ибо государственное управление неэффективно всегда. Власть состоит из чиновников, которые согласно работам психологов и социологов, обеспокоены в основном сохранением соей должности (как бы чего не вышло) и карьерным ростом (который происходит, когда ничего не вышло). Поэтому главным занятием чиновников всегда будет ставить палки в колеса и развивать бюрократические процедуры, дабы ими прикрывать свои задницы.

Приведу пример. В советские времена детским туристическим группам выдавали дотацию, которую можно было отоварить на продуктовых базах для школ и детских садов. Это сейчас продуктов навалом, тебе привезут на дом всё, от элитных крабов до простонародной гречки. А тогда в магазинах была пустыня Сахара. За десять лет всплыло одно (!) злоупотребление, когда главбух базы предложила руководителю группы выписать дефицит, за что попросила продать ей за наличные продуктов на 87 рублей для свадьбы дочери. То есть не было даже хищения.

Но за эти же десять лет получение продуктов обросло таким количеством бумажек, что собирать их приходилось катаясь почти неделю на такси. Естественно, такси оплачивалось из детских денег. Выход в походы тоже оброс гигантским количеством справок и согласований, которые просто подделывались в полном объеме.

Если вы думаете, что от бумажек возросла безопасность и снизились хищения, то все случилось ровно наоборот. Чем больше бумажек, тем труднее их проверить и тем меньше времени на обеспечение реальной безопасности.

Лицензирование образования не снизило количество плохих школ, а увеличило. Поскольку жуликам и прощелыгам проще – они и откатик посулят, и вообще им не надо заниматься главным – образованием. Они деньги делают.

Посему министерство образование надо закрыть, контроль за школами и вузами снять, лицензирование отменить. Да, будут раздавать левые аттестаты и дипломы. Ну так не по бумажкам принимать на работу надо, а по знаниям. Через некоторое время какие-то дипломы приобретут вес и уважение, а другие, наоборот, никто всерьез принимать не будет.

Что касается аттестатов, то они и вовсе не нужны. Есть экзамены в ВУЗы, где можно проверить реальные знания. Больше аттестату никакого применения не видится.

Зато вокруг аттестатов и дипломов кормится огромное количество народа, все же около 7% бюджета России.

Эти 7% стоило бы раздать детям в виде учебного капитала, который ребенок может тратить в тех заведениях, где ему нравится. Не буду останавливаться подробно, как это могло бы выглядеть. Понятно, что такой метод а) прикрыл бы кормушку и сэкономил бы несколько триллионов кровных бюджетных б) решил бы жуткую проблему с помещениями и зарплатами в) резко повысил бы качество людей, которые идут работать к детям за счет конкуренции – у плохого руководителя ребенок не задержится надолго.

2. Необходимо разделить работу с детьми на три этапа:

– младшая школа – учимся читать-писать-считать;
– средняя – воспитательная;
– старшая, по типу американских колледжей.

Дальше у нас речь пойдет о воспитательной средней «школе». Собственно, идея, как устроить такое образование-воспитание можно найти у Стругацких.

Первое отличие. Учитель только один. Это правильно, так как согласуется с природными механизмами психики ребенка. Обожать можно только одного взрослого. Из опыта неформальной педагогики известно, что руководитель у ребенка может быть только один.

Количество детей на одного взрослого у Стругацких примерно от 7 до 9 человек. Если подсчитать сколько у нас учителей и детей, то получается чуть больше – от 12 до 15 человек. И то, и другое вполне согласуется с количеством, которое может окучивать один взрослый. Вот больше 15 человек действительно окучить невозможно, если работаешь не как кружковод, а как человек на все случаи жизни.

Применять ли метод интерната? Вероятно, было бы неплохо, так как родители чаще всего помеха, а не помощь. Скорее всего, для одних детей подошел бы интернат, другие, как сейчас, жили бы дома.

Понятно, что ребенок может сменить Учителя. А Учитель отказаться от ребенка. При этом родители не могут забрать ребенка из «школы» без его, ребенка, согласия. И отдать в «школу» без согласия не могут. Конечно, нужно установить возраст такой дееспособности, и он должен быть не старше 12 лет. Опять же биология – именно в этом возрасте в течении тысяч лет наступало совершеннолетие у многих народов.

Дело в том, что двенадцать – это критический возраст вхождения в неформальную группу. В четырнадцать уже может не получиться.

Учитель должен быть защищен от нападок со стороны чиновников и общественности примерно, как депутат государственной думы. Или судья. Иначе бабки-общественницы, мусора, прокуроры, и прочие охотники за человечиной сожрут с косточками.

А дальше – полная свобода творчества для энтузиастов.

Конечно, все это выглядит, как если бы школы просто закрыли, а все их имущество и зарплаты передали "домам пионеров". Да, суть именно эта - именно подросток приобретает ряд хобби, увлечений, которые часто определяют его будущее. Кроме того, дети приобрету друзей, оторвутся от соцсетей и компьютерных стрелялок, исчезнут детское одиночество и депрессии.

Освободившись от школьного пресса ребятишки смогут освоить гораздо больше. К примеру, юные фигуристы, гимнасты, цирковые акробаты жаловались, что главная беда их детства - нет времени на увлечения, все заняла профессиональная подготовка. Ну и еще на одиночество, так как и на дружбу времени не остается.

А как же со знаниями? А никак. Я вообще не учился в школе с 5-го по 10-й классы. Нет, я ее посещал, конечно. Но - не делал ровным счетом ничего. Все, что я усвоил на уроках, свободно уместилось бы на пять страничек крупным шрифтом. Школьные знания скорее мешали, так как были некачественными. Школьную программу прошел за один год, последний. Что совершенно не помешало поступлению в институт.

Кстати, обязательное школьное образование, которым так гордится весь мир, одна из глупейших идей всеобщего гуманизма.

И потому, чем реформировать школу, проще ее просто закрыть.

Только не сочтите меня идиотом. Отлично понимаю, что вот так взять и закрыть школы невозможно. Пожалуй, на такое способны были коммунисты первых лет да еще Пол Пот. Увы, школа плотно въелась в наше сознание, вцепилась, как клещ. Да и не решается ничего такими вот крутыми поворотами. Только медленная эволюция способна менять общество к лучшему. Но вот пара мыслей все же есть.

Во-первых, не огорчаться, что образование в России разваливается. Оно идет вослед за страной, а кроме того, как мы увидели, толку от школы не ноль, а сплошной минус. Так что уж пускай.

Во-вторых, все же можно что-то сделать. Объяснять подрастающему поколению, какой фигней они страдали одиннадцать лет. И учителям тоже разъяснить насчет их деятельности. Что детишек в походы водить надо, а не в школе заставлять штаны протирать. Развивать домашнее обучение. Постараться не дать задушить насмерть то, что осталось от советского внешкольного воспитания. И подождать. Может быть, наступит и наше время.

Категория: Наши детки / Школа

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *