» » ИНФАНТИЦИД И УБИЙСТВА ДЕТЕЙ В ПЕРВОБЫТНЫХ ОБЩЕСТВАХ

 

ИНФАНТИЦИД И УБИЙСТВА ДЕТЕЙ В ПЕРВОБЫТНЫХ ОБЩЕСТВАХ

Автор: admin от 29-07-2015, 17:20, посмотрело: 1 404



0

из статьи О. Ю. Артемовой
ДЕТИ В ОБЩЕСТВЕ АБОРИГЕНОВ АВСТРАЛИИ

"...В отличие от убийства взрослого, убийство ребенка не считалось таким преступлением, в наказании которого заинтересовано все общество в целом. Родители могли отомстить, могли не делать этого. Если мать (или отец) убивала ребенка (такие исключительные случаи зафиксированы в литературе), все окружающие откровенно возмущались, но коллектив в целом ничего не предпринимал для наказания. Будет ли наказан человек, совершивший такой поступок, или нет — это зависело от личных чувств и взаимоотношений родных ребенка. Внутри группы жизнь взрослых, каковы бы они ни были, ценилась значительно выше, чем жизнь детей. До шести-семи лет детьми полностью распоряжались родители и близкие родственники (часто дядя по матери), их действия находили определенную оценку в общественном мнении, но более жесткие способы контроля, по-видимому, отсутствовали. Ребенок — член семьи, но еще не член более крупного объединения.

 


Дж. Макларен, который долго жил среди аборигенов Кейпйорка в тот период, когда их культура еще не деформировалась под европейским влиянием, приводит в своих воспоминаниях такой случай. Однажды к нему в дом пришла женщина-аборигенка и сказала, что один мужчина из ее группы собирается убить своего двухлетнего сына, так как жена умерла, а он не хочет возиться с ребенком. Многие женщины предлагали взять мальчика на воспитание, но отец наотрез отказался отдать его кому бы то ни было. В конце концов после долгих переговоров Дж. Макларен «купил» мальчика за ружье, несколько одеял и какое-то количество табаку. Случай экстраординарный, и интересен только с одной стороны: намерения этого отца всех приводили в ужас, но при этом люди вели себя так, будто ничего нельзя сделать, будто общество не может применить здесь никаких санкций.


Социальные нормы аборигенов не ставили серьезных препятствий для инфантицида, несмотря на то что аборигенам были известны некоторые способы предупреждения и прекращения беременности. Так, Р. и К. Берндты пишут, что, стремясь прервать беременность, женщины пользовались некоторыми травами, пили горячую (почти кипяток) воду, клали на живот тяжелые камни или туго перетягивали его веревками. При задержке менструации ее пытались стимулировать горячим паром, массажем или тяжелыми физическими нагрузками. Тем не менее многие этнографы, работавшие среди аборигенов в различных районах, сообщают и об инфантициде. Обычно это случалось в кризисные периоды: во время голода или засухи, чаще всего в зонах пустынь. Новорожденных младенцев иногда убивали, если у матери уже был один грудной ребенок: в условиях полубродячего образа жизни охотников и собирателей выходить почти одновременно двоих младенцев было практически невозможно. Убивали также одного из близнецов по тем же соображениям или обоих — по причинам, связанным с суеверным страхом перед этим сравнительно редким явлением. Во многих районах убивали детей, родившихся с какой-либо патологией; в некоторых племенах — детей незамужних женщин, а иногда также детей женщин, умерших во время родов. Вместе с тем некоторые факты дают основание полагать, что убийство новорожденного не считалось преступлением даже и тогда, когда условия жизни вполне благоприятны, а новорожденные не уроды, не близнецы и их матери не имеют других маленьких детей. Женщину, которая сразу после родов задушила своего младенца, могли порицать другие женщины, муж мог побить ее, но и того и другого могло и не произойти. Не оправданные объективными условиями случаи, когда новорожденных убивали отцы или женщины, помогавшие при родах, засвидетельствованы наблюдателями в различных частях страны. Эрнандес знал женщин, которые убили своих здоровых новорожденных младенцев потому, что это были девочки; потому, что ребенок причинил слишком сильную боль, появившись на свет; или даже потому, что «маленькие дети очень грязные и с ними много возни». Однако тому же автору в той же группе аборигенов приходилось видеть, как старая женщина «отчаянно пытается спасти жизнь» младенцу, мать которого погибла во время родов; как юная девушка «любовно и терпеливо» выхаживает слабого и больного младенца — дочь каких-то своих дальних родственников. Булудья, женщина из племени мунгари (Арнемленд), в автобиографическом рассказе, записанном Н. Тонеманом, говорит, что первого своего ребенка она убила, как только он родился: «Я просто зажала ему нос пальцами — и все». Так же она поступила и со вторым. Ей приходилось слышать и видеть, как другие женщины делают это; растить ребенка казалось ей слишком обременительным, и, кроме того, она хотела вместе с мужем и другими молодыми парами участвовать в длительных путешествиях. Но третьего ребенка ее уговорили оставить, она к нему привязалась, потом родила и благополучно вырастила еще шестерых. И все в племени считали Булудью образцовой матерью, потому что она старалась, чтобы дети всегда были сыты и хорошо следила за ними.




По-видимому, только что появившийся на свет ребенок, по понятиям аборигенов,— еще не человек. Тем не менее в традиционных условиях, как утверждают наиболее авторитетные исследователи, инфантицид никогда и нигде не принимал сколько-нибудь значительных размеров. Более или менее широкое распространение он получил только в тех группах аборигенов, культура которых сильно деградировала под воздействием контактов с европейцами."

ПРИМЕЧАНИЕ

Надо заметить, что в обществе австралийских аборигенов действовал принцип полной свободы - каждый может делать то, что непосредственно не затрагивает интересы другого. Поскольку маленький ребенок - собственность родителей, они вправе делать с ним все, что угодно. Никто не может вмешаться от лица общественной морали силой. Это единственно возможный способ сосуществования группы людей в тех условиях, иначе начались бы конфликты, быстро повлекшие массовые смертоубийства. Наше же общество держится вовсе не на высокой нравственности, а на полицейской угрозе наказания. Уберите завтра полицию - и мы начнем резать друг друга просто потому, что давно потеряли этот древний способ существовать мирно.

Забавно, что хотя наше общество в целом не способно следовать древнему опыту, он в полной мере сохраняется в некоторых экстремальных сообществах, например, в тюремных камерах, где вынужденно сосуществуют люди разной веры, и разных, порой диаметрально противоположных убеждений.

Что касается более убийства более старших детей, то по свидетельству Этторе Биокка, прожившей большую часть жизни в племени индейцев Яномамо (Южня Америка), во время налетов на вражеское племя мальчиков убивали беспощадно, а девочек уводили в плен с тем, что они в будущем станут женами воинов.

 

Категория: Этнография детства / Семейные ценности / Этнография / Австралия и Океания / Социобиология

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *