» » » Все худшее - детям

 

Все худшее - детям

Автор: admin от 24-09-2015, 15:33, посмотрело: 732



0 Тираны, как известно, очень любят детей.

Все худшее - детям


Ну, своеобразно любят, конечно. Как паук – мух. Или как Чикатило. Большевики расстреливали детей еще в Гражданскую войну – отнюдь не только царевича Алексея, но и многочисленных заложников, которых хватали, не глядя на возраст (хотя скорее очень даже глядя, дабы внушить тем больший ужас всем, кто посмеет сопротивляться); в частности, были расстреляны дети офицеров 86-го пехотного полка, перешедшего к белым, в 1919 году в Петрограде, четыре девочки 3-7 лет в Елисаветграде, дети 12-16 лет во время красного террора в 1920-м в Архангельске, превращенном чекистами в «город мертвых», дети во время подавления восстания Соловьева в Ачинске, семьи «кулаков» вместе в детьми в Алтайском крае – это лишь по тем документам, которые не были уничтожены и попали в открытый доступ (напомню, что огромная часть советских архивов закрыта до сих пор, да и большевики, особенно в первые годы, далеко не всегда документировали свои преступления). При Сталине это было уже оформлено официально – советский закон позволял расстреливать детей с 12 лет. Как, разумеется, и применять к ним все прочие репрессии – причем дети «врагов народа» оказывались в лагерях (именно в лагерях ГУЛАГа, а не только в специальных детских домах, где условия тоже мало отличались от тюремных) и раньше, уже в 8-9 лет – это не считая тех, что там же и родились (и во множестве умирали в адских условиях гулаговских «домов ребенка»). Дети, содержавшиеся вместе со взрослыми уголовниками, часто становились жертвами изнасилований и других надругательств. Неисчислимые тысячи детей стали жертвами Голодомора, раскулачивания, этнических депортаций. Напомню, что депортация по-советски – это не когда нелегального иммигранта с комфортом отправляют на родину, а когда жителей целых городов и деревень выгоняют из родных домов, дав 20 минут на сборы, набивают, как сельдей в бочку, в неотапливаемые товарные вагоны или трюмы барж, и сутками везут почти без еды и уж тем более без медицинской помощи в какую-нибудь чудовищную глушь, где высаживают посреди чистого поля, заваленного снегом, или пустыни. В пути и на месте умирало до половины «спецпереселенцев», в первую очередь, конечно – дети и старики. Во время войны диверсанты и каратели НКВД расстреливали и заживо жгли детей вместе с родителями – как под видом «немцев» или «бандеровцев», так и в качестве партизан, «мстящих фашистским прихвостням» (а то и от собственного лица в собственном тылу, как в чеченском ауле Хайбах). Само собой, и настоящие, не переодетые нацисты тоже убили множество детей – правда, в отличие от коммунистов, не своих.

Все худшее - детямТем не менее, пропаганда всякой тирании очень любит использовать детские образы, и редкий верховный упырь не попозирует публично с ребенком. Хорошо известны соответствующие фото и Гитлера, и Сталина. Судьба девочки на руках у Сталина, впрочем, особенно показательна. Это вовсе не Мамлакат Нахангова, как многие думают до сих пор. Это Геля Маркизова – дочь министра земледелия Бурятии. Подержав ее на руках для фотографов, Сталин сказал Берии: «Забери от меня эту вшивую». В следующем, 1937 г. ее отец был расстрелян, мать вместе с дочерью сослана, а потом, когда местные НКВДшники забеспокоились – мол, не будет ли женщина «бравировать» подарками, полученными в свое время от товарища Сталина? – из Москвы пришел приказ «Ликвидировать». Мать нашли с перерезанным горлом, девочку, правда, приютила какая-то московская родня. Досталось даже скульптору, изваявшему Сталина с Гелей – его посадили на 15 лет. А пропаганда переименовала дочь казненного министра из Бурятии в сборщицу хлопка из Узбекистана. «А какая разница, все равно чурка нерусская».



У Путина, правда, на почве канонического фото с ребенком случился и вовсе конфуз. Ну, вы понимаете, целовать незнакомых детей в живот… да еще перед камерами, в которые лысина попадает… Ну, «что ни делает дурак, все он делает не так».

Все худшее - детямНо почему, все же, тоталитарная пропаганда уделяет такое внимание детям? Не только потому, что детей принято любить (в высоком смысле этого слова, а не в том, который молва приписывает Путину). И не только потому, что детьми так удобно прикрывать любую мерзость: это мы не вводим цензуру/самоизоляцию/войска и т.д. – это мы защищаем детей! При этом своих детей можно убивать пачками (в России, например, жертвами убийц ежегодно становятся до 2,000 детей, и это без учета всех прочих смертей, например, от чудовищных условий в детдомах и больницах, от болезней, которые можно было бы вылечить на Западе – причем эти цифры приводил в свое время не кто иной как Павел Астахов, вскоре ставший главным борцом с иностранным усыновлением!) – главное приписать насилие над детьми противнику. От царской листовки столетней давности «Немцы едят детей» до телерепортажа о «распятом мальчике» – ничего не меняется, разве что к худшему.

Но главное – что дети беззащитны не перед мифическим внешним врагом, а, в первую очередь, перед собственным государством. Перед ложью учителей, политических лидеров, религиозных авторитетов, вообще взрослых, которым ребенок привык доверять – ибо кто, кроме них, объяснит ему, как надо? А заодно и перед стадно-стайным принципом иерархии и своими сверстниками, не терпящими «белых ворон». Детям легче всего забить головы каким угодно истерическим бредом и отправить их умирать – или убивать.

Именно это было главной целью ленинюгенда и Всесоюзной пионерской организации имени Гитлера – то есть, простите, наоборот. Именно поэтому иранские муллы посылали мальчиков в белых рубашках разминировать собой минные поля, а палестинцев с детского сада учат ненавидеть и убивать евреев. А из китайских подростков получились такие замечательные хунвэйбины, «изрубившие очень многих на котлетки».

Да что там пионеры – согласно советским методичкам, уже трехлетние детсадовцы должны были «узнавать на портретах и любить Ленина», а уж только потом – папу с мамой. А детские спектакли и новогодние елки разъясняли, что «поганое – значит заморское». И все же в позднем СССР, где прошло мое детство, пропаганда для самых маленьких сохраняла еще видимость морали. Нам говорили про козни Америки, но не учили убивать американцев. «Они – злые, но мы – добрые. Мы за мир. Пусть всегда будет солнце». Милитаризация начиналась позже – пионерские «смотры строя и песни», лишь в старших классах – уроки НВП.

Путинская Россия перешла уже и эту черту, сравнявшись с Палестиной. Ненавидеть и убивать в ней теперь учат с 4-летнего возраста. Именно столько было младшим участникам полутысячного «парада детских войск», прошедшего в Ростове-на-Дону (российском форпосте в войне против Украины). В Москве продают фигурки «солдатиков Новороссии» и пленных украинцев с руками за спиной (в СССР не было фигурок «пленных немцев»). А в оккупированном Донецке прошел детский спектакль в честь 9 мая, где юные актеры «убивали» – нет, не германских захватчиков, а опять-таки украинцев. Исполнители – подростки, среди зрителей – первоклассники.

Одновременно, например, в Петербурге центр для детей-инвалидов выселяют на территорию, затопляемую стоками канализации. Ну правильно – инвалидов же не пошлешь воевать за Путина.

Все это, кстати, творят люди, кичащиеся своим православием. Что ж, напомню, что гласит их главная книга: «кто соблазнит хоть одного из малых сих, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской». Хоть я и атеист, не могу не согласиться.

Юрий Нестеренко, источник: http://yun.complife.info/1st.htm

Все худшее - детям
Все худшее - детям
Все худшее - детям
Все худшее - детям
Все худшее - детям
Все худшее - детям
Все худшее - детям

Категория: Наши детки / Ребенок и общество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *