» » » Есть младенцев и кидать червей. Как я сотрудничал с Энтео

 

Есть младенцев и кидать червей. Как я сотрудничал с Энтео

Автор: admin от 15-08-2015, 23:54, посмотрело: 728



0

Журналист Кирилл Кривошеев почти месяц был членом «Божьей Воли» — организации Дмитрия Энтео. Того, что устроил погром в «Манеже» — разбил статуи, «оскорбляющие Христа». Впрочем, начинал Энтео с другого: боролся за права нерожденных детей

Молох из Минздрава

Дмитрий Энтео кажется образцовым христианином: в среду и пятницу держит пост, никогда не матерится, а перед каждой акцией читает молитву, сам — и соратникам предлагает. Псевдоним «Энтео» переводится как «божественное изнутри». За Дмитрием Цорионовым он закрепился, еще когда он не был православным, а интересовался индуизмом.

Активисты «Божьей воли» устраивают «контрольные закупки» в абортариях: приходят туда с девушкой, якобы желающей прервать беременность на позднем сроке.

Снимают кино об абортах на поздних сроках — с кетчупом вместо крови. Просто вступают в драки. Энтео всегда зовет журналистов. Чем больше, тем лучше. Но я пришел к Энтео под видом обычного волонтера — помочь раздать листовки о важности исповеди и причастия.

— Поможешь нам? — спросил Энтео, протягивая мне небольшую пачку. Беру. Вот, собственно, и весь обряд посвящения в «Божью волю». Встретить Энтео было нетрудно — о местах проведения акций он всегда сообщает заранее.

— Скоро мы акцию против абортов будем делать, — говорит Энтео. — В четверг хотим подъехать ночью к Минздраву и спроецировать на него изображение Молоха. Но это если получится. Сам понимаешь, проектор нужен, питание.

— Кто такой Молох?

— Ему евреи в жертву детей приносили. Этим и в Минздраве нашем занимаются, ведь аборты в России разрешены благодаря им!

Такие идеи у «Божьей воли» рождаются постоянно. В жизнь воплощаются не все — не хватает реквизита и средств на его покупку. Не суждено было состояться и операции «Молох».

— Нет, давайте как-нибудь по другому придумаем. Ну ведь диковато же звучит: «православные активисты против орального секса». Лучше пусть будет: «православные активисты за целомудрие», например. Еще идеи есть? — спрашивает Энтео на планерке в кафе.

Слово берет активист по имени Паша. На все мероприятия он ходит в одной и той же камуфляжной куртке. Даже в августе. Засветился в ней на одной из акций — стала частью образа.

— Кидать в гомиков червей для рыбалки и обливать их пеной из огнетушителя! — потирая руки, делится замыслом Паша. — Огнетушитель — потому что они уже практически в аду, а черви — потому что в Писании сказано: «Где червь их не умирает и огонь не угасает».



Бывает, за излишнюю игру на публику Пашу даже журят. Например, когда он стал картинно читать псалмы перед немецкими и французскими корреспондентами. Хотя крестится он постоянно и без направленного на него объектива.

Эмбрионы на закуску

«Засветиться», будучи активистом «Божьей воли», легко. Отчеты обо всех мероприятиях Энтео обязательно выкладывает в сеть, да еще и рассылает приглашения порядочному списку изданий. Во время пикета у московского офиса Nestle и меня настигла слава. Фотография, где я стою с плакатом «Nestle использует в своей продукции почки абортированных детей», мгновенно разлетелась по блогам.

— Не сами почки добавляют, а только вещество, протестированное на них. Абортивный материал — это маркер, — объясняет Энтео.

Реквизит — модели зародышей на разных сроках беременности, предназначенные для студентов-медиков. Когда берешь такого «малыша» в руки, становится жутко. На латексном лице видны совершенно натуральные младенческие морщинки, да и весит научный экспонат точь-в-точь как настоящий.

— Сбегайте кто-нибудь, купите чай Nestea. Его тоже Nestle делает. Бросим в бутылку самого маленького и выпьем на камеру. Символично же.

Это Олег. Ему 35 лет, он носит носит черную бородку, зачесывает назад волосы и похож на киношного мафиози. Рассказывают, что раньше Олег был колдуном. Держал салон оккультных услуг, прошел два отборочных тура «Битвы экстасенсов», но в само шоу не попал. Потом воцерковился, познакомился с Энтео и пришел в «Божью волю».

Развернув пакет, «колдун» Олег достает одноразовую посуду, помидоры, сухарики, кетчуп, буженину и зелень. Выложив еду вместе с крупным эмбрионом, делаем пару кадров. Бабушка, просившая у подземного перехода милостыню, увидев это, убегает.

— А знаете ли вы, что компания Nestle использует в своей продукции добавки, разработанные на основе абортивных материалов? — подбегает Олег к прохожему. — Я сам не мог в это поверить, но проверил и был в шоке. Хотите попробовать? Это для того, чтобы все было вкуснее, — тычет он в лицо тарелкой с измазанным человеческим плодом.

С особым рвением Олег подбегает к девушкам.

— Честно говоря, не верится. Но если это так — просто ужасно, — отвечают молодые мамы с колясками.

— А вы скоро закончите? — спрашивает Энтео девушка в полицейской форме. По взгляду видно, что к происходящему она относится совершенно равнодушно. Акция согласована с управой, а ее работа — просто стоять рядом.

Спектакль движется к завершению. Мы отмываем минералкой латексных «детей» и укладываем их в коробку. Мне помогает Маша – та самая, что эмбрионов принесла. Маше 26, но выглядит она на 18.

Долгое время она была исключительно антиабортницей. Потом, когда ее пролайф-организация развалилась, примкнула к «Божьей воле», привнеся туда старые методы. Что такое быть молодой матерью-одиночкой, Маша знает на собственном опыте. При этом никакие «материальные трудности» как повод для аборта категорически не признает.

– Какая нафиг беднота, Бога бы побоялись! – заявляет Маша. – Мне при рождении как молодой маме 80 тысяч заплатили. Этого вообще на всех хватило. И ежемесячные пособия 4500 рублей – уже можно прожить. Да у нас вообще социалка в плане детей – одна из лучших.

– А если выявят синдром Дауна?

– В смысле? Ну поражение мозга – и что? Убивать за то, что он инвалид? Я даже тест во время беременности делать отказалась.

Через пару лет, когда сын уже пойдет в школу, Маша собирается усыновить сироту. Одиноким тоже дают. Ее незамужней знакомой уже дали на воспитание близнецов.

– Иногда мне кажется, что что-то в моей жизни явно пошло не так. Но потом посмотрю на сына, и сразу успокаиваюсь.

Быть простым волонтером

Как сделать, чтобы «общественная среда» тебя заметила, в «Божьей воле» знают хорошо. Об этом говорит результат — на всякие телепередачи Энтео зовут часто.

— Заставить журналистов говорить о тебе можно или деньгами, или эпатажем, — рассуждает Олег. — Денег у нас нет, поэтому приходится привлекать внимание вот так. Пусть пишут что угодно, любое упоминание — уже пиар.

По образованию Олег маркетолог, и потому раскручивать бренд «Божьей воли» предоставили именно ему.

Справедливости ради стоит отметить, что реальную помощь «Божья воля» все-таки оказывает. Три раза в неделю активисты участвуют в кормлении бездомных в районе Курского вокзала, и когда есть возможность — приносят что-то из одежды или даже помогают вернуться домой. А когда в Москву привезли частицы креста Андрея Первозванного, раздали в очереди около тысячи нательных крестиков. Бесплатно. Без пиара.

Несмотря на разговоры о том, что Энтео «получает деньги из Кремля», он живет скромно. Один раз даже тысячу просил одолжить. Он посвящает «Божьей воле» все свое время. Работает в семье, по его признанию, жена. Многие советуют Энтео идти в священники, но сам он к этому не стремится:

— Да у них и времени-то после служб почти не остается. Когда всем этим заниматься? Лучше мне, наверное, быть простым волонтером.

— А что будет дальше, когда вы станете еще известнее?

— Будем продвигать свои интересы. Цели у нас политические и добиваться их надо соответствующими методами. В той же Госдуме много православных людей, которые нас поддерживают.

Источник: https://snob.ru/selected/entry/96528

 

Категория: Этнография детства / События

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Подтвердите что вы не робот: *